Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Журналистика и культ личности Сталина

Журналистика и культ личности Сталина

27

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

"Санкт-Петербургский государственный

инженерно-экономический университет"

Гуманитарный факультет

Кафедра связей с общественностью и массовых коммуникаций

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: "История отечественной журналистики"

Тема: Журналистика и культ личности Сталина

Специальность 030602 - Связи с общественностью

Студент:

Боровская Я., группа 6075

Преподаватель:

ст. преп. кафедры СО и МК Суворова М.В.

Санкт - Петербург 2009

Содержание

  • Введение
    • Культ личности Сталина в контексте истории
    • Образ Сталина на страницах советских периодических изданий
    • Заключение
    • Список использованной литературы

Введение

Данная работа "Журналистика и культ личности" посвящена рассмотрению и изучению развития отечественной журналистики в условиях культа личности Сталина.

Мы предполагаем, что культ личности Сталина являлся довольно развитой технологией влияния на массовое сознание, следовательно, проблема разработки темы заключается в исследовании и доказательстве успешности использования культа личности внутри страны. Мы считаем эту проблему достойным объектом для изучения современными специалистами, т.к в настоящее время отсутствует четкая выстроенность и в идеологии государства, и в системе ценностей, и в их пропаганде.

Новизна и актуальность исследования заключаются в том, что мы предлагаем взглянуть на культ личности Сталина именно с точки зрения его эффективности, его сильнейшего влияния на массовое сознание людей, его способности объединить людей в некую общность, необходимую государству. Разработка этой проблемы, с углублением в сторону идеологии, может явиться продолжением данного исследования.

Таким образом, в результате сложившейся ситуации в сфере идеологии, при наличии практической нерешенности вопросов функционирования культа личности, целью курсовой работы является проведение анализа текстов газетных публикаций на предмет выявления культа личности Сталина. Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

Рассмотреть особенности исторического периода тоталитарного режима.

Произвести выборку газетных публикаций советских изданий с точки зрения применения культа личности.

Произвести анализ газетных текстов на предмет используемых приемов, методов, техник подачи культа личности.

Объектом исследования является культ личности Сталина.

Предметом - газетные материалы советской печати (издания "Правда", "Известия" периода 1930-1950-ых гг.).

Итак, в работе содержится исследование культа личности Сталина в прессе советского периода. Осуществляется анализ газетных материалов на выявление пропаганды личности "вождя".

Культ личности Сталина в контексте истории

Советская пропаганда создала вокруг Сталина полубожественный ореол непогрешимого "великого вождя и учителя". Именем Сталина и его ближайших соратников назывались города, заводы, колхозы, военная техника. Его имя упоминалось в одном ряду с Марксом, Энгельсом и Лениным.1 января 1936 г. в "Известиях" появляются первые два стихотворения, прославляющее И.В. Сталина, которые принадлежат перу Бориса Пастернака. По свидетельству Корнея Чуковского и Надежды Мандельштам, он "просто бредил Сталиным".

Образ Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х-1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги "Сталин"), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР.

Произведения, прославляющие Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Тема Сталина постоянно присутствовала в советской живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное искусство (прижизненные памятники Сталину, как и памятники Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 и Восточной Европы). Особую роль в создании пропагандистского образа Сталина сыграл массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике.

Именем Сталина прижизненно было названо огромное количество объектов, в том числе населённых пунктов (первым из которых, по-видимому, стал Сталинград в 1925 - в обороне Царицына Сталин участвовал в Гражданскую войну), улиц, заводов, культурных центров. После 1945 города имени Сталина появились во всех государствах Восточной Европы, причём в ГДР и Венгрии Сталинштадт (ныне часть Айзенхюттенштадта) и Сталинварош (ныне Дунауйварош) стали выстроенными практически с нуля в честь вождя "новыми социалистическими городами".

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей 1930-х-1950-х (Калинина, Молотова, Жданова, Берия и пр). Сопоставимым с культом Сталина был только (в основном посмертный) культ Ленина, продолжавшийся весь советский период, в том числе и в сталинскую эпоху.

Никита Хрущёв, развенчивая культ личности в своём знаменитом докладе на XX съезде КПСС утверждал, что Сталин всячески поощрял такое положение вещей. Хрущёв заявил, что редактируя подготовленную к печати собственную биографию, Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т.д. В частности, Хрущёв утверждает, что следующий отрывок был вписан самим Сталиным: "Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования" Хрущёв Н.С. О культе личности и его последствиях. Доклад //Известия ЦК КПСС, 1989. № 3. http://lib.ru/MEMUARY/HRUSHEW/kult.tx.

Известно однако, что Сталин пресекал некоторые акты своего восхваления. Так, по воспоминаниям автора орденов "Победа" и "Слава" первые эскизы были выполнены с профилем Сталина. Сталин попросил заменить его профиль на Спасскую башню [4] . На замечание Лиона Фейхтвангера "о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью", Сталин "пожал плечами" и "извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус" Фейхтвангер Л. Москва 1937. - М.:Захаров,2001. -с. 47..

В учебнике для юридических вузов и факультетов "Теория государства и права" изданным авторским коллективом под редакцией профессора С.С. Алексеева говорится следующее об одной из причин культа личности Сталина" Алексеев, С.С. Теория государства и права. - М.: Норма, 2007. - с. 84.:

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х гг. тоталитарный режим стал суровой политической реальностью.

После "разоблачения культа личности" получила известность фраза, приписываемая обыкновенно М.А. Шолохову (но также и другим историческим персонажам): "Да, был культ… Но была и личность!".

Марксизм-ленинизм, идеологическая основа Советской власти, в теории отвергает вождизм, ограничивая "роль личности в истории", что проистекало из марксистского культа равенства. Однако некоторые учёные считают вождизм естественным следствием ленинизма. Например, русский философ Н. Бердяев считал, что "Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделенного диктаторской властью".

В Советской России до 1929 года было распространено выражение "вожди партии". Но после 1929 года это выражение практически исчезло. Конечно, к лидерам государства и партии применялись аналогичные титулы. Так, "Ленинградским вождём" называли С.М. Кирова. Но истинный вождь в "вождистком" обществе всегда и везде может быть только один. Титулы "Великий вождь", "Великий вождь и учитель" по отношению к И.В. Сталину были почти обязательны в официальных публицистике и риторике.

Основополагающую роль в создании мифологической картины советской истории сыграл созданный, частью лично Сталиным, частью под его редакцией "Краткий курс истории ВКП (б) ". Насколько Сталин в своём изложении пренебрегал элементарной логикой, видно из следующего отрывка, касающегося событий 1920 г. - катастрофического по своим последствиям отказа С.М. Будённого выполнить приказ командования и перебросить свою армию на угрожаемый Варшавский фронт:

"Что касается войск Южного фронта, стоявших у ворот Львова и теснивших там поляков, то этим войскам „предреввоенсовета“ Троцкий воспретил взять Львов, и приказал им перебросить конную армию (…) далеко на северо-восток, будто бы на помощь Западному фронту, хотя не трудно было понять, что взятие Львова было бы единственно возможной и лучшей помощью Западному фронту. Таким образом, вредительским приказом Троцкого было навязано войскам нашего южного фронта непонятное и ни на чем не основанное отступление - на радость польским панам. Это была прямая помощь, но не нашему западному фронту, а польским панам и Антанте"

Среди мифов, созданных "Кратким курсом", особенно живучим оказался абсолютно ни на чем не основанный миф о "победе под Псковом и Нарвой", якобы одержанной "молодой Красной Армией" 23 февраля 1918 года. К концу сталинской эпохи из истории революции и Гражданской войны исчезли практически все деятели, реально игравшие видные роли (кроме Ленина); их действия были приписаны Сталину, узкому кругу его соратников (как правило, игравших в реальности второстепенные и третьестепенные роли) и нескольким видным большевикам, умершим до начала Большого Террора: Свердлову, Дзержинскому, Фрунзе, Кирову и другим.

Партия большевиков представлялась единственной революционной силой; революционная роль остальных партий отрицалась; реальным лидерам революции приписывались "предательские" и "контрреволюционные" действия, и так далее.

В целом созданная таким образом картина носила даже не искажённый, а просто мифологический характер. Также при Сталине, особенно в последнее десятилетие его правления, активно переписывалась и более далёкая история, например, история правления Ивана Грозного и Петра Первого.

Образ Сталина на страницах советских периодических изданий

"Советская журналистика всей своей деятельностью способствовала созданию культа личности Сталина. В его личную заслугу ставились победы в первых пятилетках, в демократических завоеваниях, провозглашенных в новой Конституции СССР, в успехах строительства социализма. Пресса стала трибуной идейно-теоретического обоснования сталинизма. Как величайшие образцы творческого развития марксизма расценивались книги Сталина "Об основах ленинизма", "Краткий курс истории ВКП (б)" и др. Настойчивая пропаганда периодикой и радиовещанием авторитарной идеологии способствовала тому, что она проникла во все сферы духовной жизни общества и в том числе в журналистику, ставшую неотъемлемой частью аппарата тоталитарной системы" Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики.- с. 110..

Данная работа посвящена изучению культа личности Сталина. Газета - официальный печатный документ, выполняющий несколько функций: информативную, регулятивную, коммуникационную, культурно-воспитательную. Анализ документов - один из эффективных методов сбора первичной информации. Документы с различной степенью полноты отражают духовную и материальную жизнь общества, передают не только событийную, фактологическую сторону социальной действительности, но и фиксируют в себе развитие всех сфер общества. Сведения о процессах и результатах деятельности личностей, коллективов, общества в целом.

Материалы прессы являются важнейшим источником документальной информации. Публикации газет синтезируют в себе черты документов различных типов: словесную, цифровую и изобразительную информацию, официальные сообщения, авторские выступления, письма граждан, документы истории, и материалы о современности. Печать информирует население, способствует повышению его общей культуры, выступает в роли действенного организатора масс, регулятора общественных отношений.

Пресса всегда принимает форму и окраску тех социальных и политических структур, в рамках которых она функционирует. В частности, пресса отражает систему социального контроля, посредством которого регулируются отношения между отдельными людьми и общественными установлениями.

В нашем исследовании мы проведем анализ газетных публикаций ведущих изданий советского периода: газета "Известия"; "Правда".

Особое место в формировании культа личности Сталина занимают письма народов СССР, адресованных вождю.

Появились они в газете "Правда" в 1936 г. и сразу же заняли почетные места на ее передовицах, было предуготовлено советской публицистикой 1930-х гг. Так, например, первыми публикациями писем подобного рода были нестихотворные "Письмо трудящихся Казахстана товарищу Сталину" и "Письмо товарищу Сталину от трудящихся Советской Армении", которые были напечатаны "Правде" осенью 1935 г. и подписаны 626 тысячей 436 (Казахстан) и 150 тысячей (Армения) ударников республик. Нам также известно, что во второй половине 1935 г. в Баку вышла отдельная брошюра с аналогичным письмом азербайджанского народа, подписанным большим количеством азербайджанцев. Вполне вероятно, что в 1935 г. увидели свет и другие письма к вождю, других народов - для сбора полной информации необходимо обозреть все газеты и издания Союза, что пока не представляется возможным. В любом случае, в "Правде", а также в других центральных и региональных изданиях в 1920-1930-х гг., активно обслуживающих культ Сталина, с завидной постоянностью публиковались письма различных съездов, собраний, пленумов, просто рабочих коллективов и групп людей, объединенных по каким-либо общественно значимым интересам, адресованные первому лицу государства. Послания нередко шли за многочисленными подписями адресантов, и число подписей неуклонно росло вместе с ростом самого культа вождя так, что, например, "Правда" все реже стала именовать подписавшихся и лаконично ограничивалась указанием их количества. Подписи конкретных людей в конце текстов или ссылки на огромное число подписавшихся придавали несомненный общественный вес подобным письмам. Их писали не просто в надежде, что Сталин обратит внимание и прочтет, но и для того, чтобы заявить о себе на официальном уровне, легализоваться в центростремительном пространстве советского космоса. Национальные письма, подписанные нередко большей частью народа, являлись документальным свидетельством о вхождении народа в монолитное братство народов Союза, объединенных под "мудрым" предводительством вождя товарища Сталина. У писем была четкая декларативная функция: народ таким образом широко заявлял о своем существовании, своих правах и обязанностях "младшего брата" в "семье народов" СССР, и идентификационная функция: народ определял свое место и статус в рамках советской геокультурной парадигмы и закреплял их за собой на официально-общественном уровне.

Исследуя подшивки "Правды" за 1930-1940-е гг., можно выделить два периода активной эпистолярной деятельности народов, две мощнейшие волны народных чувств по отношению к вождю. Они пришлись на вторую половину 1930-х гг. и на вторую половину 1940-х гг. Сложившаяся в 1930-е гг. традиция писем была прервана в 1941 г., но возродилась в более грандиозном качестве, как только Союз почувствовал, что война идет к победе, и советской риторике стало необходимо закрепить на уровне массового сознания миф, что победа эта принадлежит Сталину.

Точную цифру мы не назовем, но, по нашим ощущениям, "Правда" опубликовала около двух сотен подобных писем, большая часть которых была полностью публицистической. Лишь изредка допускались вкрапления в тексты фольклора и авторской поэзии. Таким образом, поэтические письма в рамках общего потока можно рассматривать как высшие достижения коллективного творчества, являющие квинтэссенцию смоделированной в риторике эпохи любви народов к товарищу Сталину. Они стали всенародно возведенными памятниками вождю в эпоху тоталитаризма.

Традиция стихотворных писем народов началась с помещенного в "Правде" от 25 февраля 1936 г. "Письма трудящихся советской Грузии вождю народов великому Сталину", написанного в связи с пятнадцатилетним юбилеем республики коллективом грузинских поэтов. Письмо было подписано 1 миллионом 580 тысячами человек. Оно заняло часть передовицы "Правды" и почти всю вторую страницу - его объем превысил объемы любого стихотворного текста, которые публиковала газета в предыдущие годы.

Грузины хотели выделиться на фоне публицистически неярких предшественников и преподнести вождю настоящий подарок. Несложно догадаться, почему именно они заговорили стихами: ощущая свою особую близость к Сталину, они получали тем самым негласное право на доверительные интонации, которые предполагает обращение к поэзии, особенно ее эпистолярный жанр. Тем более, что сам вождь некогда имел опыт создания стихотворных текстов. Его юношеские стихи, как известно, в начале ХХ в. попали в пособие по теории словесности М. Келенджеридзе среди лучших образцов грузинской классической литературы. Грузины, создатели письма, с одной стороны, пытались максимально солидаризироваться со своим выдающимся земляком и соотечественником, с другой стороны, им нужно было сделать это, не выходя за рамки советской иерархической субординации. Жанр коллективного письма в стихах решал поставленные задачи.

В заглавии поэтического письма коллективом грузинских поэтов впервые была употреблена риторически расхожая формулировка "вождь народов", которая в последующем прочно вошла в ряд образцов подобной продукции. Отметим, что клише появилось здесь недаром. Когда в печати Союза стали появляться первые письма народов, в Москве шла активная работа над новой Конституцией, получившей в советской риторике название "мудрой сталинской". Готовящаяся Конституция позиционировалась как "Конституция счастливых народов СССР", как основание их нерушимой дружбы под мудрым предводительством "старшего брата" русского народа и собственно "вождя народов" Сталина. Письма народов означали полное одобрение Конституции и сталинской национальной политики со стороны республик и округов России, именно поэтому за их публикацию активно взялась "Правда". И именно поэтому 1936 г., год завершения работы над Конституцией и ее принятия, стал годом формирования самого феномена массовой советской поэзии 1930-1940-х гг., каким являются эти письма.

За грузинским "Письмом" последовали другие, отличавшиеся своей национальной и геокультурной составляющей, но вносившие в озвученный грузинами образ вождя лишь незначительные нюансы. "Скажем, например, о белорусском письме, втором напечатанным в "Правде" тексте подобного рода, во многом превзошедшем грузинский по пафосу, которым было обставлено его появление. Авторами "Письма белорусского народа великому Сталину" стали известные в стране Я. Купала, Я. Колас, А. Александрович в соавторстве с П. Бровко, П. Глебко, И. Хариком. Переводчики были также подобраны со всесоюзными именами: А. Безыменский, М. Голодный, М. Исаковский, А. Сурков. Количество подписей под письмом, если сравнивать с грузинским, увеличилось на 420 тысяч и составило 2 миллиона. Вскоре после публикации в "Правде" этот текст был вышит на шелке, упакован в инкрустированный сундучок и подарен вождю белорусской делегацией на четвертый день восьмого Чрезвычайного съезда Советов, который вошел в историю как раз благодаря принятой на нем новой Конституции СССР" Селицкая Л., Скалабан В. Сундук с письмом для товарища Сталина // Советская Белоруссия. 2005. № 169; № 170..

Уже в первых публицистических письмах, а вслед за ними и в первых поэтических сформировался своеобразный эпистолярный канон, когда чувства народов, какими бы они искренними и сильными не были, транслировались в рамках строго определенной художественной заданности, фундированной господствующей идеологической системой и политикой партии в области искусства, нацеленная на тиражирование готовых схем и клише, тиражировала их и здесь: композиционная и содержательная структура всех писем была практически одна и та же. Казалось, что письма, писал один автор, один народ, и это неудивительно, поскольку социальная инженерия Страны Советов имела перед собой внятную и вполне достижимую цель объединения многонационального контингента страны в "советский народ", управляемый из центра, Кремля.

Каждое письмо народов начиналось со своеобразного зачина, включавшего этикетные формулы приветствия вождя. "Дорогой и родной наш товарищ Сталин!", - писали грузины, предваряя свой стихотворный текст прозаическим обращением, "Дорогой Иосиф Виссарионович!" Письмо колхозников-джигитов Туркмении товарищу Сталину // Правда. 1936. № 246. - белорусы и джигиты Туркмении, "Дорогой наш вождь, учитель, друг, Иосиф Виссарионович!" Письмо Коми-Пермяцкого народа вождю народов товарищу Сталину // Уральский рабочий. 1936. № 231. - коми-пермяки. Чаще всего сами строфы начинались именно с приветствия, отчетливо граничащего с хвалой и панегириком: "Прими, великий вождь, наш письменный привет, / Сыновий, пламенный наш, искренний привет. // Глава счастливых всех народов, наш отец, / Ты солнце мудрости, ты - радости венец. // Жить на земле, творить, быть человеком - честь. / В тебе - все лучшее, что в человеке есть. // Редчайший на земле, ярчайший наш алмаз, / Мир изумляешь ты и украшаешь нас" Письмо строителей Большого Ферганского канала Иосифу Виссарионовичу Сталину // Правда. 1939. № 263.. "Великий Сталин, дорогой отец, / Любимый вождь, учитель благородный! / Ты светишь нам звездою путеводной, / Ты - солнце родины многонародной, / Ты - мужества и мудрости венец! / Прими, наш вождь, наш пламенный привет!" Письмо трудящихся Серверной Осетии к вождю народов Иосифу Виссарионовичу Сталину // Правда. 1944. № 166.. "Великий вождь, отец наш и учитель, / Победы небывалой вдохновитель, / Путь нам открывший к свету и свободе! / Сегодня мы - на празднике своем - / Тебе привет удмуртского народа, / Слова любви сыновней шлем!" Письмо удмуртского народа мудрому вождю, Генералиссимусу Советского Союза Иосифу Виссарионовичу Сталину // Правда. 1945. № 264.

Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы