Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Победоносцев как социальный теоретик

Победоносцев как социальный теоретик

ВВЕДЕНИЕ

Он охранял, как верный рыцарь, вход в замок, где томилась в заключении весна русской свободы. Надо быть справедливым - охранял не из корыстных побуждений, не ради выгод власти, а исключительно по непоколебимой убежденности в своей правоте.

«Приазовский край», 1907 г., № 71

Действительная история всей русской культуры – во многом история потерь и следующих попыток вернуть утерянное. Так было после нашествия
Орды. Были в России и насильственные обрывы культурной преемственности, и прыжки к Европе. Не менее ошеломляющий поворот в сознании был совершен в ХХ веке в связи с переходом от массовой религиозности к массовому атеизму.
Такие зигзаги, конечно, затрудняли вычерчивание «средней линии» в оценках русской истории и русской мысли. Мало способствует этому и нынешняя кризисная ситуация в обществе с ее идейной поляризацией, которую некоторые историки и публицисты понимают как стимул для превращения исторического прошлого в сырой материал для производства разнообразных идеологических моделей.

ХХ век внес в российский исторический процесс особенно тяжелую череду беспрецендентных переломов, взлетов и падений, отрицаний и потерь.
Оказавшись в эпицентре двух мировых воин и революций, демографических и экологических катастроф, испытав тяжелое тоталитарное бремя, Россия как бы втянулась в поставленный историей грандиозный эксперимент на выживание.

Во многом утрачен тот синтез российского духа и западноевропейского интеллекта, который так плодотворен для отечественной культуры. В обществе бытует отношение к русской культуре как к чему-то второстепенному или подлежащему переделке, ведущей к подрыву духовных корней и национально- культурной деградации. Даже в современном лексиконе русское нередко связывается с чем-то вненациональным, лишенным национального смысла.
Настоящий путь к познанию России может идти лишь через проникновение в тайники характера русского народа, через осознание им самим собственного своеобразия истории и культуры, всего того, что мы называем русской идеей.

В последнее время в развитии народного самосознания наблюдается глубокий кризис. В обществе распространяется нигилизм, утрата гордости за свое Отечество, его историю, эрозия нравственного достоинства, чувства ответственности за родную землю. Стало вполне естественно воспринимать
Родину как «эту страну» и даже мечтать о ее колонизации, чтобы получить доступ к прилавкам, заполненным импортными товарами. И не случайно, вероятно, то, что в наши дни, развернулись дискуссии вокруг русской идеи, ставящей проблему бытия нации, ее духа и судьбы.

Русская идея нередко объявляется порождением этноцентризма, идеализации и абсолютизации интеллектуальных и психологических свойств русской нации. Такого ряда гиперкритические версии, накладывают на нее негативный отпечаток, не соответствующий ее исторически сложившемуся облику.

Истоки национальной русской идеи восходят к «Слову о законе и благодати» киевского митрополита Иллариона. Систематизированное философское обоснование русская идея получила во второй половине Х1Х века в трудах
Владимира Соловьева, Н.Бердяева, С.Булгакова, В.Розанова, П.Чаадаева,
Н.Михайловского, П.Лаврова, Данилевского, Леонтьева, К.Победоносцева,
Аксакова, Киреевского и других.

Вследствие острой актуальности данной проблемы, я считаю целесообразным обратиться к нашей истории и исследовать деятельность такого выдающегося человека как Константин Петрович Победоносцев. Объектом моей работы являются многочисленные статьи, книги и юридические материалы
Константина Петровича. Предметное поле занимают его теории в различных областях социальной сферы общества. Целью данного исследования является рассмотрение этих теорий с современной точки зрения и изучение результатов воплощения теории в реальность. Для достижения цели требуется решение следующих задач: выявить роль централизованной власти, определение значения православной церкви, рассмотрение понятия «веры» вообще, раскрытие понятия
«русская идея», охарактеризовать русский национальный самосознания и т.п.

ГЛАВА 1. Жизнь и деятельность К.П.Победоносцева.

Вторая половина Х1Х – начало ХХ веков были одной из самых напряженных эпох в истории России, когда решалось – устоит ли старый порядок или страна свернет на путь, ведущий к революции. В 1860-1870-е годы самодержавие провело серию Великих реформ, глубоко обновивших социально- политическую структуру страны: однако резкая, сжатая модернизация «сверху» оказалась весьма болезненной. Экономика с трудом перестраивалась на новый лад; росла социальная напряженность, зачатки самоуправления плохо уживались с бюрократией, общество раскололось на яростно враждующие течения.

В этот момент на авансцену вышел политик, социальный теоретик, настоявший на крутом разрыве с курсом реформ, предложивший свою альтернативу развития России. Советам этого деятеля следовали Александр III и Николай II. «Его деятельность в течение 25 лет – история России за этот период…» – писала в 1907 году одна из российских газет.

Кем же он был – Константин Петрович Победоносцев?

Победоносцев родился 25 мая 1827 года. Он был сыном профессора
Московского университета и внуком приходского священника. Окончил в 1846 году Училище правоведения, которое по своей престижности следовало за
Царскосельским лицее (в него приимали только детей высокопоставленных чиновников и профессоров). Учился Победоносцев прилежно и беспрекословно соблюдал строгие порядки. Современники отзывались о молодом Победоносцеве как о человеке «тихого, скромного нрава, благочестивом, с разносторонним образованием и тонким умом». Победоносцев служил в московском департаменте
Сената и к 1863 году стал действительным статским советником. Одновременно
Константин Петрович изучал историю русского гражданского права, а в 1859-
1865 годах состоял профессором Московского университета. С 1858 года
Победоносцев начал публиковать свои работы: он написал более 70 статей, 17 книг, перевел 19 книг, издал 11 сборников исторических и юридических материалов. Именно ему принадлежит одно из первых и серьезных исследований по истории крепостного права «Заметки для истории крепостного права в
России» и «О реформе в гражданском судопроизводстве» были высоко оценены в научных кругах. Победоносцев был почетным членом Российской и Французской академий наук, Московского, Петербургского, Киевского, Казанского и
Юрьевского университетов.

В 1881 году Константин Петрович был приглашен в царскую семью преподавать правоведение. Он был наставником царевича Николая, великих князей Александра и Владимира, цесаревны Марии Федоровны. В 1865 году
Победоносцев перебрался в Петербург. В 1868 году он стал сенатором, в 1872 году – членом Государственного совета, состоял в комиссия по рассмотрению отчетов Министерства народного просвещения (1875-1876) и по тюремной части
(1877). В 1880 году Победоносцев был назначен обер-прокурором Святейшего
Синода и членом Комитета Министров.

Эпоха Александра III стала апогеем могущества Победоносцева, но заметную роль он играл и позднее. По характеру это был человек довольно суровый и немногословный, но в то же время он обладал поистине магической силой убеждать в правоте своих идей. В полемике он блестяще использовал все богатство накопленных им обширных знаний в самых разных областях.
Полемизируя, он был всегда резким, но доводы его были убедительны.

В1894 году Победоносцев получил звание статс-секретаря, а спустя два года был награжден орденами Святого Владимира 1-й степени и Андрея
Первозванного. Обер-прокурор входил в совещание, рассматривавшее петиции либералов о смягчении цензуры (1895); возглавил два совещания по рабочему вопросу (1896 и 1898); играл ведущую роль в комиссии о законодательстве для
Финляндии (1898-1899). В отставку обер-прокурор подал через два дня после выхода Манифеста 17 октября 1905 года, которая тут же была принята. Пресса не щадившая его и до этого, обрушилась с новой силой.

Начало великих реформ Победоносцев встретил с энтузиазмом. Как и многие современники, он возмущался произволом и бюрократизмом николаевских времен, мечтал приобщить Россию к новейшим успехам науки и цивилизации. Что же погасило либеральные стремления молодого реформатора? Он не предполагал, что идеи западных авторов могут болезненно столкнуться с основами российского жизнеустройства.

Когда реформы вышли из намеченного русла, Победоносцев запротестовал. Он был не в состоянии бороться против безрассудного заимствования из французского кодекса форм, несвойственных России. В 1859 году Победоносцев порицал николаевский режим за «суровое отдаление от народа».

Подобный мировоззренческий сдвиг не были плодом расчета – за ним стояли человеческие эмоции и переживания. Константина Петровича страшило развитие пореформенной России, где все менялось с небывалой быстротой, рушился патриархально-сословный уклад с его вековой размеренностью и определенностью.

!0 марта 1907 года Константин Петрович Победоносцев скончался.
«Исторический вестник» откликнулся на его смерть следующими словами :
«…Константин Петрович Победоносцев представляет собой в нашей столь небогатой выдающимися личностями жизни явление необычайного порядка. К его имени в течение с лишком четверти века приковывалось внимание современников, оно не сходило со столбцов нашей печати, одни его ненавидели и проклинали, другие славословили, преклонялись перед ним и благословляли его: одни в нем видели ангела спасителя России, другие – ее злого гения.
Безразлично к нему никто не относился. Он был определенным историческим знамением, которое рвали бури и непогоды, вокруг которого кипели страсти и борьба».

ГЛАВА 2. Значимость самодержавия для социальной сферы общества

В основе концепции Победоносцева лежали православие, самодержавие и народность. Однако в отличие от уваровского простодушного триединства второй четверти XIX столетия оно в конце этого века выведено было
К.Н.Леонтьевым, К.П.Победоносцевым, М.Н.Катковым в ранг философской и политической теории.

Корнем бед пореформенной России Победоносцев считал порочный принцип, положенный в основу реформ, - веру в добрую природу человека, стремление максимально освободить его. Идея народовластия дала буйную поросль, проникнутых ложью учреждений. Выборное начало вручает власть толпе, которая будучи не в силах осмыслить сложность политического процесса, слепо идет за броскими лозунгами. Так как непосредственно народоправство невозможно, народ передоверяет свои права выборным представителям, однако телеконференции, поскольку человек эгоистичен, оказавшись у власти, помнит «лишь о своих корыстных интересах». Свобода печати дает полную и по сути дела бесконтрольную власть случайным людям, сулит успех лишь тем изданиям, которые рассчитаны на низменные вкусы, в суде присяжных решения выносят люди некомпетентные и подверженные сторонним влияниям.

Все пороки, полагал Победоносцев, приходят вместе с усложнением, отказом от «естественных», исторически сложившихся форм социальной жизни.
Опорой порядка Победоносцев считал «простой народ», интуитивно, на основе традиции и опыта отделяющий добро от зла. Носителями деструктивных тенденций виделись «беспочвенные» слои – интеллигенция и бюрократия, склонные перестраивать жизнь по рациональным схемам на основе западных образцов.

Бывший московский профессор с большим недоверием относился к теоретическим конструкциям, опасался насилия отвлеченной догмы над жизнью.
В его научных трудах царил культ «факта» при неприязненном отношении к выводам, теориям, умозаключениям.

Победоносцев с опаской воспринимая яркие проявления индивидуальности, способные поколебать прочность сложившегося уклада.
Оптимальным историческим путем при таком подходе виделся механизм, максимально близкий к животному или растительному росту, огражденный от всяких волевых вторжений.

Победоносцев полагал, что у России «не было своих средних веков», здесь не сформировалось «третьего сословия» с присущими ему склонностями и понятиями. Все служилые и тяглые корпорации в России были «собственностью государства»; на русской почве не могло слоиться не полноценной частной собственности. Ни понятия о «самостоятельной гражданской личности».

Самодержцу, согласно взглядам Победоносцева, отводилась в обществе искючительно большая роль. «Вся тайна русского порядка и преуспеяния – наверху, в лице верховной власти. Нигде, а особливо у нас, в России, ничего само собою не делается, без правящей руки, без надзирающего глаза, без хозяина».

При этом самодержавие Победоносцева вовсе не было «диктатурой дворянства» – монарху надлежало стоять над классами и сословиями, выражая общенациональные интересы. Социальным идеалом Константина Петровича был гармоничный союз правящих сословий – патриархального крестьянства, купечества, коренного дворянства, живущего в своих имениях. Важнейшим залогом стабильности виделось духовное единство власти и народа

Победоносцев считал, что в России более всего дорожить надо нравственным доверием народа, верою его в правительство. Возможные законные льготы и постановления – ничто перед этим чувством. Народ приходит в уныние и тоску, когда не чувствует правящей силы. У нас, в России, нет другой движущей силы, кроме единства народа с правительством в нравственном сознании.

Победоносцев был глубоким знатоком права, целые поколения профессоров и студентов признают его своим учителем. С особым вниманием он относился к основам гражданской и политической жизни в России и Запада.
Превосходно знавший Россию и всегда и во всем точно мысливший, Константин
Петрович не мог слепо воспринимать западные нововведения. Отрицательно относившийся к конституционному строю, он считал парламентаризм неприемлемым для России вообще и был сторонником централизованной сильной власти.

После 1861 года, когда в России происходила поляризация политической мысли и формировалось крыло идеологов консервативного толка, Победоносцев одним из первых оказался именно в этом лагере, к чему он подготовлен был изначально: и происхождением, и воспитанием, и духом, и устоями родительского очага. К консерватизму склонял и весь психологический строй его личности. Умеренная дань, отданная политическому либерализму на рубеже
50-60-х годов XIX века была связана с общей модой на вольномыслие и негативной реакцией общества на мрачный финал внешней и внутренней политики
Николая I. И юный Победоносцев , тяжело переживавший положение России и ее внутренний кризис, не мог избежать влияния этого поветрия.

Однако, стоило ему приобрести научный авторитет, прослыть знаком английского парламентаризма, а отечественным реформам слегка захлебнуться в непросчитанных издержках, крайностях и волнениях – от крестьянских до студенческих, как Победоносцев сменил свои взгляды на судьбы России.
Врожденный и воспитываемый в нем с детства «русский византизм» взял верх и в его лице приобрел постепенно своего выдающегося идеолога и практика.

Исследуя проблему крепостного права, Победоносцев вышел за ее рамки и высказал ряд интереснейших мыслей, перекликающихся с воззрением таких государственников как С.М.Соловьев и К.Н.Леонтьев. Постановка вопроса
Победоносцева отличалась завидным лаконизмом, четкостью и внутренней логикой. Он был обстоятельно знаком не только с гегельянством, фурьеризмом, но и хорошо знал Г.Спенсера, Дж,Миля и А.де Токвиля.

В своих исторических исследованиях Победоносцев исходит из собственных определений истории как науки, позже он обратится к ней еще и как к инструменту и важнейшему компоненту воспитания государственного человека . Победоносцев в исследовании 1876 года поставил и по-своему ответил на вопрос о роли личности в истории. Любопытны его соображения о роли исторических закономерностей. По его словам «историю перестали считать хронологическим сборником политических фактов, с тех пор как она приняла вид самостоятельных исследований жизни народной и учреждений общественных».
Но при этом, замечает Победоносцев , исторические изменения очень сильно зависят от политических и партийных интересов и грешат субъективностью.
Константин Петрович ратовал за то, чтобы отделить историю от политики. Он не хотел «приписывать личности исключительное и решительное влияние на ход исторических событий и направление жизни народной». Он придерживался закона
«исторической и политической необходимости».

Фатализм, вера в историческую предопределенность и закономерности, соответствующие ей ненависть к реформам и конституции, либерализму и либералам, крайним радикалам, мятежникам. Сильнейшим и опаснейшим элементом социального брожения Победоносцев считал политический национализм, угадывая в нем угрозу распада империи.

Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы