Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Нормы морали и права

Нормы морали и права

ПЛАН

Введение....................................................................... 3

Глава I. Религия как регулятор общественных отношений 7

Глава II. Право и религия.............................................. 11

Глава III. Нормы морали и нормы права: "суверенность и взаимозависимость"..................................................... 21

Литература................................................................... 32



Введение

Значение права как одного из основных регуляторов общественных отношений раскрыто в нашей литературе довольно полно. Что касается религии, то, несмотря на очевидную необходимость всестороннего исследования ее социальной роли для материалистического понимания истории. Некоторые стороны этой проблемы разработаны недостаточно.

В литературе анализ роли религии в антагонистических классовых формациях часто сводится к характеристике ее как формы общественного сознания, способствующей сохранению выгодных господствующим классам порядков, к указанию на то, что она освящает классовое господство и эксплуатацию, примиряет угнетенных с их бесправным положением. Между тем значение религии в жизни общества не ограничивается выполнением этих функций. Являясь одним из социальных регуляторов, религия активно воздействует на поведение людей, на общественные отношения. В последнее время в религиоведческой литературе появились указания на выполнение религией регулятивной (регулирующей) функции, однако существо этой проблемы не раскрывается[1]. Религиозные нормы, при помощи которых и осуществляется религиозное регулирование общественных отношений, вообще не упоминаются ни как структурный элемент религиозной системы, ни в качестве разновидности социальных норм. Недооценкой нормативной стороны религии, отсутствием глубокого анализа ее регулятивной функции, по-видимому, в основном и объясняется то, что вопросам соотношения религии и права не уделялось должного внимания.

Между тем исследование этих вопросов имеет важное значение для выяснения закономерностей духовной жизни общества и социального развития, взаимозависимости различных компонентов общественной надстройки. Без марксистского анализа взаимосвязи религии и права как регуляторов общественных отношений трудно разобраться в генезисе, историческом развитии и функционировании социального регулятивного механизма, раскрыть некоторые особенности религии и права. Поэтому соотношение права и религии относится к существенным проблемам юридической науки, религиоведения и исторического материализма в целом. На значение для теории и практики коммунистического строительства всестороннего изучения взаимосвязи различных социальных систем, в том числе религии и права, неоднократно указывалось в нашей литературе[2]. Однако вопросы соотношения религии и права затрагиваются в немногих работах по марксистскому религиоведению, причем в общем виде. Так, А.Д. Сухов очень кратко пишет о генезисе религиозного права[3], Д.М. Угринович отмечает, что религия была одним из источников права; при феодализме всякое отступление от нее преследовалось государством; в буржуазном обществе религия воздействует “на политическое поведение верующих и, в частности, на их отношение к существующим правовым нормам и установлениям”[4] С. А. Токарев видит связь религии с правом в том, что она закрепляет правовые нормы, придавая им сверхъестественную санкцию и подкрепляя их религиозными представлениями о греховности нарушения правового запрета[5]. Отмечают, что правовые идеи “оказывают активное воздействие на все другие формы общественного сознания, в том числе и на религию”[6]. В других работах по теории и истории религии, а также в трудах о взаимодействии форм общественного сознания проблема соотношения религии и права не затрагивается.

В юридической литературе проблема соотношения права и религии также не нашла достаточного освещения. Рассматривались некоторые стороны их взаимосвязи в буржуазном обществе и в дореволюционной России, институт свободы совести, анализировалось советское законодательство о религиозных культах[7].

Соотношение права и религии может быть раскрыто лишь с учетом их связей с базисом, с иными надстроечными подсистемами, с государством. Право возникает вместе с государством, не может существовать без него и разделяет его историческую судьбу. Государство устанавливает правовые нормы и обеспечивает их исполнение. Юридические учреждения являются, как правило, государственными органами.

Соотношение права и религии носит конкретно-исторический характер и изменяется в различных общественно-экономических формациях. Исследование его особенностей с учетом места, времени и социальных условий помогает выявить общие черты и стороны соотношения права и религии, характерные для антагонистических классовых формаций, показать его принципиальное отличие в социалистическом обществе.

Настоящая работа представляет собой попытку исследовать проблему соотношения религии, государства и права в их историческом развитии, дать ответ на поставленные выше вопросы.



Глава I. Религия как регулятор общественных отношений

Устанавливаемые любой религией правила поведения представляют собой особый вид социальных норм — религиозные нормы, а не компонент нравственности, права или каких-либо иных социальных систем. Говоря о религиозной норме, следует иметь в виду, что заповедь, правило поведения—это лишь одна из ее составных частей. Кроме того, норма включает указания на священный источник правила поведения и на сверхъестественные средства его обеспечения. Для Библии, Корана, Талмуда и других “священных” книг характерна “рассредоточенность” составных частей религиозных норм, отсутствие у многих из них индивидуальной санкции, что и порождает необоснованное отождествление “стиха”, в котором излагается лишь правило поведения, со всей религиозной нормой.

Религиозные нормы обладают всеми необходимыми признаками социальной нормы. Возьмем, например, заповеди библейского декалога, которые в различных сочетаниях приводятся в Ветхом и Новом завете как важнейшая часть “закона божьего”. Это категорическое запрещение поклоняться нескольким богам и идолам, убивать, прелюбодействовать, красть и желать чужого, лжесвидетельствовать, требование верить в единого бога, “соблюдать день субботний” и почитать родителей. Все это правила поведения людей, относящиеся к сферам религиозного культа, семейных и иных общественных отношений. Заповеди предписывают совершенно определенные действия или воздержание от осуждаемых религией поступков.

Религиозная норма, как и другие социальные нормы, имеет общий характер, который проявляется в следующем. Во-первых, религиозная норма выступает как масштаб, образец для поведения верующих людей в той или иной обстановке, как эталон определенных отношений. Во-вторых, ее предписания относятся не к конкретному индивиду, а к более или менее широкому кругу людей: к последователям данной религии (членам церкви, секты, толка) или к какой-то части их (священнослужителям, мирянам и т. п.).

Предусматривая конкретные варианты поведения в типичных жизненных ситуациях, религиозные нормы воздействуют на волю и сознание людей, формируют их социальное поведение и тем самым регулируют соответствующие общественные отношения, проявляющиеся прежде всего в действиях или бездействии их участников. Одна из специфических особенностей этих норм состоит в том, что они регулируют и такие отношения, которые находятся вне сферы воздействия других социальных норм,—отношения, возникающие при отправлении культа.

Религиозные нормы чаще всего имеют авторитарный характер, формулируются как повеления, которые необходимо выполнять вопреки требованиям любых иных норм вплоть до прямого запрета следовать последним (например, ограничение норм а ми Ветхого завета и ислама действия обычая кровной мести). Каждая религия, ссылаясь на волю сверхъестественных сил и существ, требует от своих последователей слепой дисциплины, неукоснительного соблюдения своих предписаний. Религиозные нормы должны исполняться, несмотря на несоответствие их указаний взглядам, желаниям верующего.

Религиозные нормы отличаются от моральных, правовых и других социальных норм прежде всего тем, что имеют своей основой религиозные, а не какие-либо иные идеи и представления, неразрывно связаны с верой в сверхъестественное. Например, правила, определяющие порядок совершения магических действий, не могли возникнуть без веры в возможность достижения желаемых человеком результатов при помощи его воздействия на сверхъестественные свойства реально существующих объектов или на сверхъестественные связи между объектами. При отсутствии представлений о возможности воздействовать в том или ином направлении на сверхъестественные свойства, связи и существа утрачивают всякий смысл как любые культовые действия, так и связанные с ними нормы. То же самое можно сказать и о религиозных запретах. Запрещение женщине прикасаться к орудиям охотничьего или рыболовного промысла могло возникнуть только на почве религиозных представлений о “нечистоте” женщины. Различные пищевые запреты связаны с магическими представлениями или с верой в духов.

Религиозные нормы рассматриваются верующими людьми как повеления сверхъестественных сил или их представителей на земле — верховных служителей культа. В первобытных религиях создателями и блюстителями религиозных предписаний и запретов считались тотемические предки, духи. Затем в качестве источника религиозных правил поведения выступают божества и, наконец, в монотеистических религиях — бог. В “священных” книгах различных религий религиозные нормы формулируются как божественные повеления. В Библии, например, они именуются заповедями, повелениями, уставами, законами бога, подчеркивается их святость. Церковные правила выдаются богословами за конкретизацию “законов божьих”.

Однако связь религиозных норм с религиозными идеями и представлениями не всегда заметна. Не во всех религиозных предписаниях содержится указание на их священное происхождение. В таких случаях о наличии указанной связи свидетельствуют специфические средства обеспечения исполнения религиозных предписаний: угроза сверхъестественной карой и обещание награды от сверхъестественных сил. Исполнение религиозных норм обеспечивается также наказаниями, применяемыми к нарушителю священнослужителями (церковное наказание). С возникновением государства и права к этому добавляется уголовное наказание за так называемые религиозные преступления, а затем и неблагоприятные гражданско-правовые последствия в случаях несоблюдения некоторых религиозных норм.



Глава II. Право и религия

С победой  революции навсегда прекращается многовековой союз между правом и религией, которая в социалистическом обществе существует как пережиточное явление. Устойчивость, длительность существования религиозного сознания после ликвидации социальных корней религии в значительной мере объясняются тем, что при социализме наряду с ним продолжают существовать и другие структурные элементы религиозного комплекса: религиозные учреждения, нормы и отношения. Естественно, что религиозные учреждения принимают все зависящие от них меры для приспособления религии к новым социальным условиям, сохранения влияния религиозной идеологии на массы, к тому, чтобы верующие неуклонно исполняли предписания религиозных норм, как сохранившихся от прошлого, так и вновь создаваемых.

Соотношение религии и права в этих условиях характеризуется принципиально новыми чертами.

Большинство культовых и организационно-функциональных норм, регламентирующих внутрицерковную деятельность, нейтральны по отношению к праву, так как регулируют общественные отношения, которые находятся вне сферы правового регулирования. Вместе с тем определенная часть религиозных норм имеет своим объектом те же общественные отношения, что и право, которые относятся не только к внутрицерковной сфере (например, отношения, возникающие при создании религиозных объединений, между верующими, исполнительными органами объединений и служителями культа), но и к самым различным областям общественной жизни, поскольку некоторые конфессиональные организации пытаются в своей деятельности выйти за рамки удовлетворения религиозных потребностей граждан.

В этих случаях действует общая закономерность, характерная для соотношения правовых норм с социальными нормами предшествующих формаций, которые продолжают действовать в нашем обществе (обычаи, моральные и религиозные нормы): если последние не противоречат правовым предписаниям, право не препятствует их функционированию. В противном случае, в силу верховенства закона над любыми иными социальными нормами, право запрещает гражданам следовать предписаниям конкурирующих норм, вплоть до установления уголовной ответственности за нарушение этого запрета. Терпимое отношение к социальным нормам, ориентирующим граждан на противоправное поведение, несовместимо с принципами законности.

В дореволюционной России отсутствовала не только свобода совести, но и вероисповедания. Вневероисповедное состояние законом вообще не допускалось. Религиозные акты и обряды (присяга, крещение, бракосочетание, развод, исповедь и др.) были обязательны для всех граждан независимо от их отношения к религии. Провозглашение “свободы веры” носило исключительно декларативный характер, поскольку сохранялись “законы против людей иной, не православной веры, против раскольников, сектантов, евреев”, законы “самые несправедливые, самые насильственные, самые позорные”, которые или прямо запрещали известную веру, либо ограничивали права “людей известной веры”[8]. Законодательство о “раскольниках всех сект” носило репрессивный характер, подразделяло секты на “менее” или “более вредные”, лишало старообрядцев и сектантов возможности юридически оформлять брак и развод, рождение и смерть. Крайней жестокостью отличались преследования сектантов в административном порядке.

Разделение законами людей по конфессиональному признаку представляло собой другую сторону попытки разобщить и противопоставить трудящихся по признаку национальному, а дискриминация лиц неправославных исповеданий—часть национального гнета и неравноправия. Законы провозглашали и закрепляли “первенствующее и главенствующее” положение православной церкви, ее особую роль в общественной жизни, предоставляли ей многочисленные привилегии, способствующие росту ее экономического могущества, делили разрешенные вероисповедания на более или менее покровительствуемые, наделяя их учреждения и служителей культа неодинаковыми правами и преимуществами. Государство всячески способствовало миссионерской деятельности православной церкви, насильственному обращению в православие лиц иных исповеданий, чинило произвол в отношении “иноверцев”.

Правовые акты полностью подчиняли школу церкви, санкционировали теологическую направленность обучения в светских учебных заведениях, преподавание в них “закона божия”, церковно-славянского языка и церковной истории, ввели церковную цензуру литературы для учебных заведений и надзор за ними конфессиональных организаций, узаконили подготовку церковью преподавателей для “начальных училищ всех разрядов”. В стране функционировала разветвленная система учебных заведений различных конфессий: церковно-приходские и воскресные школы, епархиальные и женские духовные училища, духовные семинарии и академии, мектебе, медресе, хедеры и др. Государство и право рассматривали религиозное воспитание детей как гражданскую обязанность родителей, всячески поощряли религиозно-пропагандистскую деятельность многочисленных “просветительских” церковных обществ, издание религиозной литературы, использование любых других средств духовного закабаления народа.

Особую роль в создании основ советского законодательства о религиозных культах играет подписанный В. И. Лениным декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. “Об отделении церкви от государства и школы от церкви”[9], который воплотил в жизнь программные положения Коммунистической партии о свободе совести и отношении государства к религии. В декрете говорилось, что “каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются”. Из официальных актов устранялись всякие указания на религиозную принадлежность граждан (ст. 3). Было запрещено издавать какие-либо местные законы или постановления, ограничивающие свободу совести или устанавливающие какие бы то ни было преимущества или привилегии на. основании религиозной принадлежности граждан (ст. 2). Закрепляя принцип добровольности в определении гражданами своего отношения к религии, в исполнении ими предписаний вероучения и священнослужителей, декрет запретил церковным и другим религиозным обществам применять меры принуждения или наказания к их сочленам (ст. 11).

Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы