Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Государство как политическая, структурная и территориальная организация общества

Государство как политическая, структурная и территориальная организация общества

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

1. Определение понятия государства 6

2. Происхождение и сущность государства 13

2.1. Концепции происхождения государства 13

2.2. Признаки и сущность государства 15

2.3. Функции государства 17

2.4. Структура и формы государства 19

3. Исторические типы государства 29

3.1. Типы государств согласно формационной теории 29

3.1.1. Рабовладельческое государство 29

3.1.2. Феодальное государство 30

3.1.3. Буржуазное государство 31

3.1.4. Социалистическое государство 31

3.1.5. Переходное государство 32

3.2. Типы государств согласно цивилизационной теории и современная теория государства 35

3.2.1. Место государства в первичной цивилизации 36

3.2.2. Место государства во вторичной цивилизации 37

3.2.3. Современная теория государства 37

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 41

ЛИТЕРАТУРА. 44



ВВЕДЕНИЕ

Теория государства и права не изучает социальной и экономической организации народа, а предоставляет эти разряды явлений другим наукам — политической экономии, социологии и социальному учению о государстве. Только правовая организация народа, а не экономическая и социальная, составляет предмет исследования государственного права. Но всякое государство необходимо состоит из трех составных частей: из народа, территории, которую он занимает, и органов власти. Эти три составные части связаны неразрывным единством в государстве как целом. Наука изолирует каждую из этих частей, представляющую и в отдельности конкретную реальность, и подвергает ее самостоятельному исследованию. Составные части государства называются его элементами, а отдел государственного права, который заключает учение о них, известен под именем учения об элементах государства.

В различные эпохи различные из этих элементов считались существенными признаками государства. Так, в Средние века основным элементом государства считалась территория, которая завоевывалась, покупалась или получалась в приданое. В абсолютно-монархическом государстве государство отождествлялось с властью, правительством или с лицом, которому принадлежала власть. Наиболее типичному в мировой истории неограниченному монарху — Людовику XIV приписываются, как известно, слова: «Государство — это я». У нас бюрократическое правительство еще в недавнюю эпоху отождествляло себя с русским государством. Но мы, конечно, изучаем не феодальное и не абсолютно-монархическое государство, а правовое. Правовое государство есть, прежде всего, организация народа. Народ есть основной элемент всякого правового государства, одинаково как республики, так и конституционной монархии. Поэтому существенным неотъемлемым признаком правового государства является народное представительство. Тем не менее два остальных элемента всякого государства — территория и власть также необходимо присущи правовому государству. Именно эти элементы способствуют тому, что государство является не бесформенной массой народа, а организованным народом.

Государственное право исследует элементы государства не в их конкретной сложности и разнообразии, а только с их правовой стороны. Для государственного права народ есть предмет исследования как субъект и объект публичного права, как совокупность целого ряда публично-правовых отношений. Так же точно территория имеет значение для государственного права не как известная часть земли, обладающая теми или иными свойствами, с этой точки зрения территория изучается в физической и политической географии. Далее, государственное право интересуется территорией не как почвой для приложения земледельческого и промышленного труда, с этой точки зрения территория изучается политической экономией и коммерческой географией. Для государственного права территория представляет интерес только как почва государственно-правовых отношений, образующих государство, или только как часть государственно-правовой организации. Прежде всего для государственного права важно то государственно-правовое отношение, которое существует между государством и его территорией.

Логически правильное определение государства должно не только заключать в себе все элементы, из которых состоит определяемый предмет, но и давать синтез их, т. е. представлять их в необходимом единстве. Следуя этим основным требованиям логики, мы должны признать, что государство есть правовая организация оседлого на известной территории народа, находящая свое завершение в органах государственной власти.

Это определение, вырабатываемое государственным правом, не включает общественных явлений в строгом смысле слова Оно выделяет их в особую группу, предполагая, что общество, или народ, как экономически и социально организованное целое составляет лишь субстрат или материальную основу государства в правовом смысле. Но мы могли бы поставить себе задачу дать такое определение государства, которое включало бы и социальную организацию народа. С этой точки зрения, государство есть оседлый на определенной территории народ, объединенный известной степенью социальной солидарности и обладающий организованной властью. Второе определение не противоречит первому и не исключает его, оно только шире его. Общая теория государства, стремящаяся объединить социальное и правовое учения о государстве, должна пользоваться последним определением.

Таким образом, цель данной курсовой работы - рассмотреть понятие и сущность государства. Соответственно задачи на выполнение работы следующие:

-        рассмотреть определение понятие государства;

-        рассмотреть происхождение, признаки, сущность, функции, структуру и формы государства;

-        рассмотреть исторические типы государства;


1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ГОСУДАРСТВА

Вопрос о понятии государства является столь же сложным и древ­ним, сколь и само государство. К нему постоянно обращались филосо­фы и юристы всех стран и народов на всех этапах возникновения и развития государства — с Древнего Рима и Древней Греции вплоть до наших дней.

«Что такое государство? — восклицал один из российских государ-ствоведов в начале XX в., А. Паршин,— вот вопрос, который до сих пор стоит открытым перед человеческим умом». И далее: «Правильный ответ на этот вопрос должен иметь большое значение для жизни наро­дов. Правда, многие практические деятели общества и государства по­лагают, что они всегда имеют достаточно данных для разрешения про­блем наличной общественно-государственной жизни независимо от того, имеется ли правильное определение государства или не имеется. В этом случае практические деятели говорят, что теоретическим опре­делением природы государства могут заниматься только любители фило­софы, а не люди, которые находятся в горниле общественной и госу­дарственной жизни и своими деяниями фактически обязаны творить об­щественную и государственную жизнь. Действительная жизнь государства не может остановиться и ждать точных определений ее фи­лософией»[1].

С последним трудно спорить. «Практические деятели» правы, гово­ря, что общественная и государственная жизнь не может остановиться и ждать точных определений государства. Без них, а вместе с тем и без четкого представления о том, что такое государство, как оно функцио­нирует и каков его механизм, можно обойтись достаточно длительное время. Однако при одном условии — если не обращать внимания на неизбежное со временем падение уровня его слаженности и эффектив­ности.

В ранней и в более поздней, вплоть до современной, истории раз­вития человечества имело место множество случаев, когда государством управляли без достаточных о нем знаний, лишь на основе проб и оши­бок, эмпирического опыта. Результаты такого правления для самого го­сударства и для общества, как правило, были далеко не однозначными, а нередко, как показывает, например, опыт бывшего СССР, весьма плачевными.

Совершенно прав был российский автор А. Паршин, когда писал, что без глубокого и разностороннего понимания природы и сущности государства практически невозможно грамотное, квалифицированное им управление. Объективная необходимость и практическая потребность в знаниях о государстве по мере развития общества неизбежно возьмут верх над эмпирическим подходом к нему и незнанием о нем. Так было уже не раз в истории развития общества, и так будет.

Лет сорок или пятьдесят тому назад, писал еще в начале XX в. в связи с этим А. Паршин, проводя аналогию между отношением «практических деятелей» к государствоведению и к некоторым естест­венным наукам, в частности химии, практические деятели в области хи­мических производств имели точно такое же отношение к химикам-фи­лософам. Они игнорировали научные работы химиков и свои производ­ства вели в заводах на основании тех практических данных, которые получались от технических опытов, не вникая во внутренний смысл хи­мических явлений и довольствуясь получаемыми практическими резуль­татами. Но теперь обстоятельства изменились. В настоящее время на красочных заводах Германии картина уже иная. Философ-химик на та­ких заводах уже persona grata. Его химический кабинет уже святая свя­тых завода![2] Автор выражал исторический оптимизм и уверенность в том, что со временем такое же высокое место в государственной и политической жизни общества займет ученый — государствовед и правовед.

При определении понятия государства важно учитывать не только неодинаковое восприятие одних и тех же государственно-правовых явле­ний разными людьми, но и сложность и многогранность самого государ­ства как явления.

Кроме того, как верно подметил известный австрийский юрист Г. Кельзен, «трудности в определении понятия «государство» усугубля­ются еще и тем, что данным термином обычно обозначаются самые разнообразные предметы и явления»[3]. Так, этот термин иногда исполь­зуется в самом широком смысле, а именно — «для обозначения обще­ства как такового или же какой-либо особой формы общества». Неред­ко же он применяется и в очень узком смысле — для обозначения ка­кого-либо особого органа или органов общества, например органов управления или же субъектов управления, а также нации или террито­рии, на которой проживает население той или иной страны. Неудовле­творительное состояние политической теории, являющейся в основе своей теорией государства, заключает автор, в значительной мере пре­допределяется тем фактором, что исследователи государства нередко «используют одни и те же термины в совершенно разных значениях или же рассматривают разные явления и понятия как идентичные». В каких смыслах, по мнению Кельзена — одного из основателей теории правового нормативизма, может употребляться и употребляется понятие государства?

Во-первых, понятие государства может применяться в юридическом смысле. Государство может рассматриваться исключительно с «чисто юридических позиций». Оно может представляться как юридическое лицо, «правовой феномен», как своеобразная корпорация. От других корпораций государство отличается «лишь установленным в масштабе нации или страны правовым порядком». В силу этого «с юридической точки зрения проблемы государства в значительной мере проявляются как проблемы национального правового порядка». Причем государство выглядит не иначе как «такой образ действий и порядок поведения лю­дей, который мы обычно называем правовым порядком»[4].

Государство как юридический феномен предполагает, что «отноше­ния между ним и правом должны рассматриваться по аналогии с отно­шениями между правом и индивидуумом». Это означает, по мнению Кельзена, что государство, несмотря на то, что оно издает или санкцио­нирует право, должно быть, как и индивид, «в своем поведении и дей­ствиях связано правом».

Во-вторых, понятие государства может употребляться в социологи­ческом смысле. В данном аспекте оно должно пониматься как некая «социологическая общность», «социальная реальность, существующая независимо от ее правового порядка и правовой реальности».

Для государства, рассматриваемого в социологическом смысле, ха­рактерной чертой является исходное (с момента его возникновения и функционирования) рассредоточение власти по различным органам. Фактически, замечает автор, «не существует таких государств, где все акты и действия (команды, подаваемые от имени государства) исходили бы первоначально от одного правителя. В обществе всегда существова­ло и существует несколько командных структур. В результате их дея­тельности всегда возникало значительное число доминирующих в обще­стве отношений, а также бесчисленное количество всякого рода актов управления и подчинения, совокупность которых отражала то, что назы­вается социологическим государством»[5].

В-третьих, понятие государства может определяться как живой, «ес­тественный организм». В соответствии с таким подходом оно рассмат­ривается не иначе как «форма социальной биологии».

Подобный взгляд на понятие государства до Кельзена разделялся многими авторами, в основном сторонниками так называемой органиче­ской теории государства. Достигнув апогея в своем развитии на рубеже XIX—XX в., данная теория пыталась объяснить всю социальную жизнь биологическими закономерностями. При этом общество полностью ото­ждествлялось с организмом, а государство считалось «единственным ин­ститутом, предназначенным для обеспечения благополучия всех как ныне живущих, так и еще не родившихся граждан»[6].

Наконец, в-четвертых, понятие государства определяется Кельзеном и его сторонниками-нормативистами как «система норм», как «норма­тивный порядок» или же как «политически организованное общество», как «государство-власть».

Государство, подчеркивал автор, имеет политический характер, про­является прежде всего как политическая организация потому, что оно устанавливает «порядок использования силы, потому, что оно обладает монополией на применение силы».

Итак, сложность и многогранность государства как явления и понятия, с одной стороны, и субъективность его восприятия различными авторами — с другой, объективно обусловливают возможность и неизбежность его многовариантного понимания и не менее разнообразного его толкования.

С учетом этого становится вполне понятен сам факт возникновения в различные периоды развития общества множества определений поня­тия государства и их активного использования. «Сколько существовало государствоведов и философов,— писал Л. Гумплович,— столько суще­ствовало и определений государства». Весьма заметно при этом сказы­вался субъективизм.

Осуждая политическую предвзятость, тенденциозность в определе­нии понятия государства, особенно сильно, по мнению автора, проявив­шиеся в XIX столетии, Л. Гумплович сетовал на то, что в определении государства иногда «изображают не то, что представляло и представля­ет из себя в действительности государство, но то, чем оно должно быть по субъективному взгляду, по субъективной точке зрения, желаниям и идеалам каждого отдельного государствоведа, политика и философа». Всякая политическая партия, отмечал автор, имела как девиз свое соб­ственное определение государства, такое, в котором она закрепляла свои желания и требования и стремилась «лишь к тому, чтобы соглас­но с ними было преобразовано данное государство»[7].

В качестве примеров Л. Гумплович ссылался на определения, давае­мые в работах отдельных авторов XIX в. и в словарях. В частности, критическому рассмотрению подвергается им весьма идеалистическое определение государства, в соответствии с которым оно представляется как «народное соединение, организованное для постоянной реализации заведомо высшего закона, а также высшего блага». Или определение, согласно которому государство рассматривается как «суверенный мо­рально-личный, живой свободный общественный союз народа — союз, который по конституционному закону, в свободно-конституционной орга­низации народа, под руководством конституционного и самостоятельного правительства стремится к правовой свободе и в ее пределах к назна­чению, а потому и к счастью всех своих членов»[8].

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы