Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Предпринимательская культура в период феодальной раздробленности и монголо- татарского ига

Предпринимательская культура в период феодальной раздробленности и монголо- татарского ига

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

 

УФИМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

 

 

 

 

 

Кафедра туризма и гостеприимства

 

 

 

 

 

 

Контрольная работа

по дисциплине: «История предпринимательства»

на тему: «Предпринимательская культура в период феодальной раздробленности и монголо-татарского ига»







                                                 Выполнил: студент

                                                                                                 ЭЗК-12 ШИФР 06.01.444

                                                                                Филиппов А.В.


                                                                      Проверил: доцент кафедры ТиГ

                                                                               канд. ист. наук

                                                                               Матвеева Л.Д.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уфа-2006

Содержание:

Стр.


    Введение………………………………………………………………………………..3

1. Торговля и промышленность Северо-Западной Руси………………………………..4

2. Внешняя и внутренняя торговля в Верхнем Поволжье. Начало экономического возвышения Москвы………………………………………………………………..9

3. Превращение земледелия в ведущую отрасль русской экономики……………...11

4. Денежное обращение и фискальные платежи в условиях фео­дальной раздробленности…..………………………………………………………………..13

Заключение…………………………………………………………………………15

Список литературы………………………………………………………………...16



























Введение

Предпринимательство (бизнес) определяется как экономически свободная инновационная деятельность, связанная с риском, ответственностью, имеющая целью достижение новых результатов. Главная цель предпринимательской деятельности – извлечение прибыли. Уже такая формулировка дает основание поставить во­прос о необходимости изучения истории предпринимательства. Поскольку этот вид деятельности относился к разряду несовмести­мых с авторитарной системой советской экономики, история пред­принимательства долгое время не изучалась, что привело к неоп­равданному забвению судеб крупнейших его представителей. В настоящее время делаются удачные попытки восполнить образо­вавшийся пробел, все чаще появляются интересные научные и по­пулярные книги и статьи, содержащие богатый материал по исто­рии предпринимательских династий, развитию предприниматель­ства в отдельных регионах и т.п.

На результатах их деятельности сказывались финансовая, де­нежная и протекционистская политика государства, изменения в торговом и банковском законодательстве, наконец, законода­тельное оформление предпринимательства как сословия и многое другое.

Если в период Киевской Руси основу хозяйственного развития составляли внешняя торговля и эксплуатация природных ресур­сов, то к концу XII-XIII вв. экономика переориентировалась на сельскохозяйственное производство в рамках феодальной вотчи­ны. Это отрицательно сказалось на уровне предпринимательской активности. Еще больший ущерб нанесло татаро-монгольское иго, которое продолжалось почти два с половиной столетия.

Были разрушены села и города, в том числе ряд крупных эконо­мических центров: Владимир, Рязань, Тверь, Суздаль, Киев. Была уничтожена значительная часть трудоспособного населения, средств производства. Уплата дани означала регулярное изъятие значительной части валового продукта. Центр экономической жизни переместился на северо-восток, что существенно изменило хозяйство и быт. Резко сократились традиционные внешнеэконо­мические связи. Были подорваны важнейшие стимулы экономичес­кой деятельности: процветание могло только увеличить дань Золо­той Орде. Разрушение (в первый период монголо-татарского наше­ствия) большинства крупных торговых городов, периодические уводы в Орду искусных ремесленников привели в упадок русские ремесла, и часть производств уже не возродилась (филигрань, резь­ба по камню и др.). Значительно меньше торговли и ремесел по­страдало земледелие. Его экстенсивное развитие продолжалось, и в результате оно постепенно превратилось в ведущую отрасль эко­номики. Именно в монгольский период Россия стала преимущест­венно аграрной.

1 Торговля и промышленность Северо-Западной Руси


Очаг торгового предпринимательства сохранился на северо-за­паде, где уцелел от татаро-монгольского нашествия Великий Новгород. С одной стороны, определенную роль сыграли те сложные природные условия, которые мешали развитию сельского хозяйст­ва в этих краях. Лесная, болотистая местность, в которой в те времена редко встречались луга и лиственные породы деревьев, была абсолютно непроходима для конных татарских полчищ, не находивших в достаточном количестве корма для своих коней. Дважды пытались татары покорить новгородские земли, и оба раза безуспешно. С другой стороны, новгородцы, имевшие значи­тельный опыт в общении с восточными кочевниками, выработан­ный в ходе поволжской торговли, смогли дипломатично наладить отношения с Золотой Ордой. Подарки ханам и их приближенным позволили Новгороду избавиться от притеснений и даже сохра­нить прежнюю свободу торговли на Волге. Практически ничего не потеряв, в период монголо-татарского ига Новгород сумел до­биться наивысшего процветания, оставшись фактически единст­венным крупным посредником между Западной и Северо-Восточ­ной Европой, а частично и Азией.

Таким образом, центр русского предпринимательства в период монголо-татарского завоевания сохранился в Великом Новгороде. Новгородская торговля основывалась на следующих началах: экс­плуатация богатейших лесных промыслов Северной Руси; скупка сырья по всей Руси для вывоза в ганзейские города; тесные связи с Ганзой; торговля с Поволжьем.

Лесные промыслы несколько оскудели по сравнению с ранним периодом, хотя меха по-прежнему оставались главным русским товаром и часто заменяли собой деньги: мехами брали штрафы, платили за проезд и торговые пошлины, даже делали пожертвова­ния на монастыри и церкви. В XIII-XIV вв. были случаи, когда мехами исчислялись капиталы (как в Бразилии и Аргентине до сих пор — количеством голов скота), выдавались ссуды, определялись различные повинности. Меха использовались не только во внеш­ней торговле, но и на внутренних рынках. Меховая одежда не только защищала от холода, но и была знаком социального стату­са. Так, низшие сословия носили только козьи или овчинные меха, высшие же слои одевались в шубы беличьи, лисьи, бобровые, куньи, собольи. Причем собольи шубы обычно не покупали, а получали в качестве дара от князей или духовенства за особые заслуги. Некоторые меха, например горностай, шли на украшение женской одежды. Медвежьи и волчьи шубы ценились ниже, их носило в основном духовенство и купечество. Таким образом, у каждого вида мехов был свой сегмент рынка, и на каждый вид на внутреннем рынке существовал устойчивый спрос. Конечно, таки-

ми товарами торговали не только новгородцы, однако меха кон­центрировались преимущественно в их руках через разветвленную сеть торговых агентов и связанных с ними промысловиков. Мас­совый спрос на пушнину на внутреннем и внешнем рынках приво­дил к оскудению ресурсов в новгородских землях и порождал по­требность колонизации севера европейской части России. В ре­зультате новгородцы пришли на берега Северной Двины, в Вятский и Печорский края, на Урал и даже в Сибирь. При этом новгородцы редко занимались непосредственно промыслом вне новгородских земель, ограничиваясь скупкой, т.е. посреднически­ми операциями, которые были сопряжены с немалыми опасностя­ми. Ведение торговли требовало значительных навыков в ратном деле, и в XIV-XV вв. возникла прослойка купцов-ратников, име­новавшихся ушкуйниками, которые на речных весельных судах со­вершали походы как в северные территории, так и на Волгу. Эти вооруженные отряды формировались новгородским боярством, а их участники были полукупцами, полупиратами. Такая деятель­ность не являлась чем-то исключительным и была широко распро­странена и в немецкой Ганзе, и в голландской Вест-Индской ком­пании, и в других торговых обществах периода позднего Средне­вековья, когда коммерческая активность прочно соединялась с колониальной экспансией.

Рыбные промыслы имели для новгородцев большое значение, поскольку соленая и сушеная рыба являлась удобным пищевым продуктом во время дальних торговых поездок. В других местнос­тях шире употреблялось мясо. Потребность в новгородцев в соли для переработки рыбы рано привела к возникновению солеваре­ния. Соляные промыслы были не менее важны, чем пушные. Древ­нейшие соляные варницы новгородской земли были в районе Торжка и в Старой Руссе. Позднее соль варили в бассейне Север­ной Двины. В Псковской земле солеварни имелись в Сольце, но они были значительно меньше.

Соль получали следующим образом: в богатых солью местах рыли колодцы, в них скапливался соляной раствор, который затем варили в салгах, т.е. на больших железных сковородах или просто в котлах. Выпаривание шло довольно быстро благодаря неограни­ченному количеству дров.

В результате завоевания германскими рыцарями в XIII в. при­балтийских территорий, принадлежавших ранее поморским и по-лабским славянам, были прерваны давние торговые связи север­ных русских городов. Однако освободившуюся нишу вскоре запол­нил торгово-политический союз северо-германских городов —

Великая немецкая Ганза, формировавшаяся в XIII в. первоначаль­но вокруг Кельна, а затем вокруг Любека.

Ганза активно покупала не только меха, но и хлеб, лен, пеньку, мед, воск, кожи, шерсть, овчины и другое сырье. Производство этих товаров в новгородских землях было недостаточным даже для собственного потребления, н поэтому местные купцы активно ску­пали их в других местностях. Поскольку основу экономического процветания Великого Новгорода составляла посредническая тор­говля, то большое значение имело сохранение и развитие торговых связей с русскими княжествами. Зерно, воск, пенька и мед скупа­лись в основном в Приднепровье, лен — в верховьях Волги, а также в Смоленской н Псковской землях, кожи, шерсть, овчины — час­тично на Днепре, но главным образом у татар и прочих кочевни­ков. Торговля оставалась преимущественно меновой. Новгород­ские купцы везли на внутренние рынки меха, соль и предметы ганзейской торговли, в основном металлические изделия н ткани, вина. При этом привозные товары ценились весьма дорого. Так, соль во Владимиро-Суздальских землях продавалась по крайней мере в 5 раз дороже, чем в Новгороде и Пскове, пушнина — втрое дороже. Еще дороже продавались ганзейские товары. Являясь мо­нополистами, новгородские купцы произвольно устанавливали цены. Целые возы пеньки, льна выменивались на несколько аршин цветного сукна, ларец с металлическим замком или металлические украшения для сбруи н чепраков. Особенно ценились бисер для украшения кокошников и шуб, оружие, украшения из "рыбьего зуба" (моржовой кости), поставлявшиеся в Новгород готами.

Внутренняя торговля оставалась, как и прежде, под покрови­тельством церкви, которая продолжала поддерживать порядок в торговле, умеренность процентов по кредиту. Новгородские купцы, как и московские, смоленские и прочие, отличались боль­шим благочестием. Было принято участвовать в строительстве храмов не только на родине, но и в местах, где купец вел активную торговлю. Духовенство покровительствовало купцам: свидетель­ствовало их договора, часто само участвовало в торговле. Каждая купеческая артель строила свою церковь или по крайней мере придел и носила имя святого, которому посвящалась церковь.

Торговые люди пo-прежнему не были выделены в особое сосло­вие. Торговлей занимались не только профессионалы, но и князья, духовенство, даже крестьяне. Более того, занятие торговлей суще­ственно повышало социальный статус: за обиду, нанесенную тор­гующему лицу, штраф удваивался. Купцы имели опыт общения с иноземцами и потому часто участвовали в посольствах. Как правило, они имели опыт и в военном деле (ратных навыков требовала транспортировка товара).

Во внутренней торговле новгородцы были вынуждены широко использовать кредит. Мелкие купцы из русских княжеств исполь­зовались новгородскими оптовиками в качестве торговых агентов по скупке сырья. В случае нехватки собственного капитала у аген­тов требовался кредит. Ссуда выдавалась иногда натурой, что называлось "давать товар в поклажу", иногда деньгами (это назы­валось "давать деньги в куплю или в гостьбу"). При этом проценты не взимались, т.е. по сути заключалась комиссионная сделка. Во всех других случаях проценты были весьма высоки, часто даже выше, чем в период Киевской Руси. Кредитные сделки удостоверя­лись послухами (свидетелями) и духовенством. Нарушение обяза­тельств считалось грехом, поэтому невозврата кредитов во внут­ренней торговле практически не наблюдалось. Обязательства перед иноверцами выполнялись менее строго, поэтому и отноше­ния с ними складывались более настороженные. Будучи очень за­интересованными в скупке сырья, ганзейцы были вынуждены ее кредитовать, но, учитывая опасность невозврата кредита, они по­вышали цену товаров и использовали другие, косвенные средства снижения риска. Видимо, вследствие частых невозвратов в скре (уставе немецкого двора) XIII в. содержится запрет как предостав­лять ссуды, так и самим брать в долг у русских. Последнее требо­вание объясняется, скорее всего, опасением попасть в кабалу к новгородцам. Большим уважением среди иностранцев пользова­лись псковские купцы, которые торговали честно, немногословно, были связаны круговой порукой.

Новгородцы, в свою очередь, тоже не всегда бывали удовлетво­рены качеством ганзейских товаров: вин, пива, варенья, даже соли. Однако большая выгода от посреднической торговли делала отно­шения с Ганзой привлекательными для новгородцев. Наиболее тесные связи установились с ганзейским городом Любеком, по­скольку Волин в XII в. прекратил свое существование и поморская торговля стала угасать. Любекцы основали в Новгороде большой торговый двор, именовавшийся Петерсгофом. Здесь находился вы­борный представитель — ольдерман подворья, являвшийся по сути дела консулом, а также ольдерман  Св. Петра (по названию немец­кой церкви на подворье), ведавший хозяйственной частью, средо­точием которой была церковь Св. Петра. В специальной конторе имелись переводчики. Для обучения языку представители Ганзы отдавали в обучение русским купцам детей, но только до 20-летне­го возраста, опасаясь установления самостоятельных связей новгородцев с Западом. По той же причине запрещалось обучать русских немецкому языку и давать какие бы то ни было сведения о зарубежных странах и городах. Таким образом Ганза, охраняя свою монополию, стремилась предотвратить сношения северных русских территорий с иностранными купцами. Порядок взаимо­действия ганзейских и новгородских купцов строго регламентиро­вался договорами, посредником при этом была главная ганзейская контора в Новгороде. Ганзейские гости подразделялись на летних, приезжавших морем, и зимних, приезжавших сухопутным путем. В 1344 г., опасаясь укрепления связей Новгорода с немецкими горо­дами и возможной конкуренции, любекский сенат принял решение прекратить сухопутную торговлю. Зимних гостей в Новгороде не стало.

Устав ганзейского торгового двора, регулировавший взаимо­отношения Ганзы с Новгородом, представлял собой свод актов, называемых скра. В первый раз скра была составлена в начале в.; во второй раз — в конце XIII в.; в третий — в середине

XIII    в. Кроме того, ганзейцы руководствовались грамотой на латинском языке (так называемой латинской грамотой), которая яв­лялась своего рода эталоном любекского права, на основании ко­торого представители Ганзы составляли договора с тем или иным
государством. Естественно, составленные на основе латинской
грамоты договора решали все вопросы в пользу ганзейцев, с чем
Новгород не мог согласиться. Например, в других странах пред­ставители Ганзы отстаивали право покидать фактории только по
собственному желанию и сохранять свои привилегии даже в случае
начала военных действий между данной страной и ганзейскими
городами, торговать беспрепятственно оптом и в розницу, закупая
сырье у местных сельских жителей, и т.п. Привилегий Ганзы в
Новгороде было меньше, чем в Швеции, Дании или Англии (1). Это
объяснялось тем, что правительство Новгорода не имело кредит­ных обязательств перед Ганзой, как короли Англии и Норвегии, с ,
одной стороны; с другой — выгода новгородской торговли для
Ганзы состояла именно в посредничестве с Востоком, чего не обес­печивали другие страны.

Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы