Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Правовые вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства

Правовые вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства

Правовые вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства

П.Н. Бирюков*

В настоящее время в России отмечается значительный рост преступности, в том числе с "иностранным" элементом: существенно выросло количество преступлений иностранцев, когда виновные после преступления скрываются за рубежом, в свою очередь, граждане РФ, разыскиваемые иностранными го­сударствами,' нередко пытаются избежать ответственности на российской территории.

Российская Федерация активно сотрудничает с иностранными государствами в борьбе с преступностью: заключает соглашения о пресечении и наказании международных преступных деяний, вза­имодействует с международными правоохранительными организа­циями, оказывает правовую помощь по уголовным делам.

Одним из видов правовой помощи по уголовным делам явля­ется возбуждение уголовного лреследования по просьбе ино­странного государства.

Действующий УПК РСФСР, к сожалению, не содержит пра­вил о возбуждении уголовного преследования по просьбе ино­странного государства.

Международные договоры, в которых участвует РФ, различают два основных варианта возбуждения уголовного преследования.

1. Преступник после совершения преступления натерритории РФ скрывается за границей и не выдается Российской Федера-

·                       Кандидат юридических наук, доцент Воронежского государственного уни­верситета.

ции. В этом случае виновный привлекается к ответственности по законодательству того государства, в котором он был задержан.

Так, ст. 12 Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 г. устанавливает, что государство, на территории которого нахо­дится предполагаемый преступник, если оно не выдает его, передает дело своим компетентным органам для целей уголовно­го преследования посредством проведения судебного разбира­тельства в соответствии с законодательством этого государства. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в отношении любого другого тяжкого преступления1.

По ст. 689 УПК Франции любой французский гражданин, за совершенное вне пределов Французской Республики деяние, квалифицируемое как преступление, может быть подвергнут преследованию и судим французским судом.

2. Преступление совершено за рубежом, преступник задержан в РФ и не выдается иностранному государству. В этом случае виновный привлекается к ответственности по российскому за­конодательству.

Например, на основании ст. 59 Договора между РФ и Респуб­ликой Албания о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1995 г., Российская Федерация по просьбе компетентных органов Республики Албания обязана возбудить в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против российских граждан, подозревае­мых в совершении преступлений на территории Албании2.

Поскольку на практике вопрос о привлечении к уголовной ответственности в РФ лиц, совершивших преступление за пре­делами РФ, вызывает наибольшие сложности, рассмотрим его подробнее.

Согласно ч. 1 ст. 12 УК РФ, граждане России и постоянно проживающие в РФ лица без гражданства, совершившие пре­ступление вне пределов РФ, подлежат ответственности по рос­сийскому УК, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

Таким образом, УК устанавливает лишь два условия привле­чения к ответственности указанных лиц:

а) деяние является преступлением и в РФ, и в иностранном государстве;

б) отсутствует иностранный приговор за то же деяние. Как видим, международные договоры в ч. 1 ст. 12 УК РФ вообще  не  упомянуты.   Между  тем  международно-правовые

нормы устанавливают более широкий, нежели российский УК, перечень оснований привлечения к ответственности лиц, совер­шивших преступление вне РФ. Например, уголовное преследо­вание в РФ не может быть возбуждено, если в иностранном государстве было принято иное, чем приговор, окончательное решение по данному деянию (ст. 75 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.)3.

Не вполне также ясно, на каком основании лица без граждан­ства для целей привлечения к уголовной ответственности в РФ поделены на постоянно и не постоянно проживающих в нашем государстве? Не нарушается ли тем самым конституционный принцип равенства всех перед законом? Да и международные договоры РФ такого условия не содержат.

Еще один важный момент. В соответствии с ч. 3 ст. 12 УК иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие в РФ постоянно и совершившие преступление вне пределов России, подлежат ответственности по УК РФ в случаях, если преступление направлено против интересов России, и в случаях, предусмотренных международным договором РФ, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории РФ.

Непонятно, к какой категории лиц относится признак "не проживающие постоянно в Российской Федерации"? Только к лицам без гражданства или же и к иностранным гражданам и к лицам без гражданства? Логико-структурный анализ ч. 3 ст. 12 УК дает все основания утверждать второе. Для того чтобы считать, что в этой норме речь идет о всех иностранцах и части лиц без гражданства (не проживающих в РФ постоянно), фор­мулировка по правилам русского языка должна быть следующей: "иностранные граждане, а также не постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства". Нынешняя же редакция ч. 3 ст. 12 позволяет относить признак "не проживаю­щие постоянно" как к иностранцам, так и к лицам без граждан­ства и тогда возникает вопрос о возможности привлечения к ответственности иностранного гражданина, постоянно прожива­ющего в РФ и совершившего преступление за рубежом.

Не раскрыто Кодексом и содержание термина "постоянно про­живающий в РФ иностранец". В административном праве, напри­мер, под таким лицом понимается иностранец, которому выдан вид на жительство в РФ, в финансовом праве — иностранец, проживаю­щий в РФ более 183 дней в календарном году, и т.д. Кроме того, данное понятие используется и в международных договорах.

В соответствии со ст. 1 Договора между РФ и Республикой

Грузия о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Грузия, и граждан Республики Грузия, постоянно проживающих на терри­тории Российской Федерации, 1995 г.4 гражданин одной Сторо­ны считается постоянно проживающим на территории другой Стороны, если он на основании разрешения, выданного этой другой Стороной, постоянно проживает на ее территории и при этом не является лицом, постоянно проживающим на террито­рии Стороны своего гражданства в соответствии с ее законода­тельством. Понятие "разрешение" указывает на то, что в Договоре используется "административный" подход.

Так что и ч. 1, и ч. 3 ст. 12 УК не определяют, какой из критериев следует применять при определении "постоянного проживания" применительно к проблеме ответственности за преступления, совершенные за пределами РФ. Данный вопрос требует (если все-таки оставить в УК разграничение условий привлечения к ответственности по признаку постоянного про­живания) специального урегулирования. Впрочем, по моему глубокому убеждению, никаких различий в зависимости от места проживания для целей привлечения к уголовной ответственнос­ти иностранцев в РФ быть не должно. Иное, как уже говорилось, нарушает принципы равенства и недискриминации людей по различным основаниям.

Следующая проблема. Часть 3 ст. 12 УК говорит об осуждении преступника в иностранном государстве как одном из оснований отказа в возбуждении преследования лица, совершившего пре­ступление за рубежом. Вместе с тем, многие акты зарубежного законодательства (подобно российскому УПК) закрепляют иные основания принятия окончательного решения по уголовному делу, когда дело прекращается на стадии предварительного рас­следования (как по реабилитирующим, так и по нереабилитиру­ющим основаниям)5.

Такого рода обстоятельства закреплены и в ст. 36 Модельного УПК для государств—участников СНГ, утвержденном Межпар­ламентской Ассамблеей СНГ в 1996 г. и носящем рекомендатель­ный характер6.

Необходимо также принимать во внимание, что по некоторым международном договорам Российская Федерация приняла на себя обязательство учитывать при расследовании и рассмотрении уголовных дел решения правоохранительных органов иностран­ных государств. Например, в соответствии со ст. 62 Договора между РФ и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголов­ным делам 1992 г. выдача преступника не имеет места, если в

отношении лица, о выдаче которого направлена просьба, на территории запрашиваемой Стороны за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производ­ства по делу, вступившие в законную силу7.

Еще один вопрос. Как уже говорилось, на основании ч. 3 ст. 12 УК РФ иностранные граждане и лица без гражданства, не прожи­вающие постоянно в России и совершившие преступление вне пределов РФ, должны подлежать уголовной ответственности по У К РФ в случаях, предусмотренных международными договорами.

Договоры о борьбе с отдельными видами преступлений уста­навливают возможность осуществления уголовной юрисдикции РФ за преступление, совершенное за рубежом, не только в случаях, когда оно направлено против интересов РФ, но и когда потерпевший от преступления является гражданином России, преступление совершено на воздушном или морском судне, зарегистрированном в РФ, преступник задержан на территории РФ и т.д. (ст. 6 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г.8, ст. 10 Конвенции о безопасности персонала ООН и связан­ного с ней персонала 1994 г.' и др.).

Эти положения также имеют юридическое значение для оп­ределения возможности осуществления уголовной юрисдикции РФ в отношении лиц, совершивших преступление за рубежом.

Итак, в соответствии с международными обязательствами РФ за преступление, совершенное вне пределов РФ, лицо (гражда­нин РФ, иностранец, лицо без гражданства) подлежит ответст­венности в России, если:

деяние признано преступлением и в РФ, и в иностранном государстве;

в отношении виновного в иностранном государстве за это же деяние не вынесен приговор или не принято иное окончательное решение по делу, вступившие в законную силу;

не установлены иные основания отказа в возбуждении уго­ловного преследования.

Как видим, и ч. 1 и ч. 3 ст. 12 УК РФ нуждаются в серьезной корректировке, приведении в соответствии с международными
обязательствами РФ.

Нужно сказать, что Российская Федерация участвует в не­скольких десятках международных договоров, предусматриваю­щих возможность возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства.

Эти договоры условно можно разделить на три большие группы:

межгосударственные соглашения о борьбе с отдельными ви­дами преступлений;

межгосударственные договоры о правовой помощи по уголов­ным делам;

соглашения, заключаемые Генеральной прокуратурой РФ.

Рассмотрим подробнее положения этих договоров.

I. В межгосударственных соглашениях о борьбе с отдельными видами преступлений (ст.ст. 6, 7 Конвенции о борьбе с незакон­ным захватом воздушных судов 1970 г., ст.ст. 6, 7 Конвенции о борьбе с захватом заложников 1979 г., ст. 6 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.10 и т.д.) зафиксировано обязатель­ство РФ возбуждать уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление за рубежом, но задержанного на территории РФ.

Если на основании указанных соглашений лицо не выдается иностранному государству, Российская Федерация должна пере­дать дело своим правоохранительным органам для целей уголов­ного преследования.

При этом самого порядка возбуждения уголовного преследо­вания конвенции не регламентируют, относя этот вопрос к сфере действия национального процессуального законодательства.

II. Договоры о правовой помощи регламентируют вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранно­го государства более подробно.

Правда, далеко не все договоры предусматривают возмож­ность такого рода правовой помощи. В частности, данное дейст­вие не закреплено в Договоре между СССР и Тунисской Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1984 г.11, Договоре между РФ и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1992 г.12, Договоре между РФ и Канадой о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1997 г.13 и ряде других.

Договоры устанавливают, в частности, условия, при которых возбуждается уголовное преследование, определяют реквизиты документов, необходимых для принятия решения о возбуждении дела, основания отказа в удовлетворении запроса и т.д.

Следует также отметить, что упомянутые нормы действуют лишь в отношении граждан государств, участвующих в договоре. Например, согласно ст. 72 Конвенции СНГ 1993 г., Российская Федерация обязуется по поручению иностранного правоохрани­тельного учреждения осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против собствен-

ных граждан, подозреваемых в том, что они совершили на территории запрашивающей стороны преступление.

Аналогичные положения закреплены и в двусторонних дого­ворах о правовой помощи (см., например, ст. 35 Договора между СССР и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1984 г.14, ст. 59 Договора между РФ и Латвийской Республикой о правовой помощи 1993 г., ст. 59 Договора между РФ и Республикой Грузия о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1995 г.15 и др.).

Однако при реализации этих норм в РФ возникает серьезная проблема: ст. 108 действующего УПК не предусматривает в качестве "поводов и оснований к возбуждению уголовного дела" поручения учреждений юстиции иностранных государств. Счи­тать таковыми "сообщения предприятий, учреждений, организа­ций и должностных лиц" (п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК), конечно, можно, но при принятии УПК РСФСР в 1960 г. имелись в виду лишь отечественные организации и должностные лица16.

Подобный подход к основаниям уголовной ответственности сохранен и в современной литературе по уголовному процессу17.

Иначе говоря, если дословно следовать требованиям россий­ского УПК, уголовное дело в РФ в отношении преступления, совершенного за рубежом, по просьбе иностранного учреждения юстиции вообще возбуждено быть не может — отсутствуют поводы к возбуждению.

Данное обстоятельство, а также слабое знание международ­ных договоров практическими работниками, отрицательно вли­яет на работу российских правоохранительных органов.

Типичная ошибка российских следователей — получив из иностранного государства поручение о задержании и выдаче лица, совершившего преступление за пределами РФ, и выяснив, что виновный успел получить российское гражданство, россий­ские следователи не только не уведомляют запрашивающее го­сударство о возможности возбуждении в РФ уголовного преследования данного лица в соответствии с международными договорами, но и не возбуждают уголовного преследования само­стоятельно на основании ст. 12 УК РФ.

Таким способом, например, избежал уголовной ответствен­ности К., разыскиваемый правоохранительными органами Узбе­кистана за совершение нескольких крупных краж и вступивший в гражданство РФ до получения требований о своей выдаче. В этой связи представляется необходимым обязать паспортно-ви-зовую службу МВД РФ более тщательно проверять лиц, ходатай­ствующих о получении российского гражданства.

Среди оперативных работников положение со знанием меж­дународных договоров еще хуже. В частности, из 43 опрошенных автором сотрудников областных управлений МВД РФ, ФСНП РФ, ФСБ РФ только один был осведомлен о возможности возбуждения уголовного преследования иностранцев в государ­стве их гражданства за преступления, совершенные в РФ. Что уж тут говорить о работниках районных подразделений ...

Следующая проблема возбуждения уголовного преследова­ния в порядке правовой помощи. Практически все договоры РФ о правовой помощи фиксируют правило: заявления об уголовном преследовании, поданные потерпевшими в его компетентные учреждения в надлежащие сроки, действительны и на территории другого государства—участника договора (ст. 59 Договора между РФ и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1992 г.18, ст. 59 Договора между РФ и Республикой Грузия о правовой помощи 1995 г. и др.).

Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы