Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Внешняя политика М.Тэтчер

Внешняя политика М.Тэтчер

Введение.

Контрольная  работа на тему: « Внешняя политика правительства Маргарет Тэтчер» является итогом изучения и исследования данного вопроса.

Имя Маргарет Тэтчер не оставляет равнодушным, о ней написаны  десятки книг. Эта женщина очень популярна во многих странах, особенно Тэтчер была популярна в Советском Союзе в середине 80-х годов. Тэтчер вошла в историю Британии, как первая женщина- премьер- министр. История Британии не знала такого примера, когда бы женщина руководила военными операциями, как это было во время войны с Аргентиной.

Как настоящий большой политик , она не стояла на месте и твёрдо придерживаясь своих основных принципов, со временем меняла свои оценки и взгляды.

 Именно поэтому, интерес историков к персоне Маргарет Тэтчер велик.

Цель данной работы осветить деятельность и влияние Тэтчер на международной арене, показать изменения в мире в отношении  Британии.

В отечественной  историографии, есть ряд авторов, которые посвятили свои работы деятельности Тэтчер на внешней арене, еще при её правлении,[1]так и работа зарубежного автора.[2] В этих работах отображены шаги к «примирению» с СССР и итоги  Англо-Аргентинского конфликта.

После ухода с пота премьер-министра, Вышла книга зарубежного автора, в которой даётся оценка и критика деятельности М. Тэтчер.[3]

Так же углублённо и всесторонне изучали внешнеполитическую деятельность и советские дипломаты, которые непосредственно имели личные беседы с Тэтчер.[4]

Есть также ряд литературы, которая, к сожалению, не переведена на русский язык, к ней относятся и мемуары Тэтчер в двух томах.

В данной работе  я рассмотрела основные направления внешней политики:

1.        Жёсткая политика в отношении стран «третьего мира»- Фонклендский конфликт.

2.        Тесные партнёрские отношения с США.

3.        Улучшение советско-британских отношений после прихода к власти в СССР Горбачёва.

4.        Активное участие Великобритании в евроинтеграционных процессах.

 


Контрольная работа состоит из введения, пяти глав.

Первая глава посвящена первым месяцам правления и сложным международным проблемам, к которым М. Тэтчер была не подготовлена.

Вторая глава освещает Англо-Аргентинский конфликт и его итоги.

Третья глава освещает международные отношения с США, отношения с Р. Рейганом и Дж. Бушем.

В четвёртой главе освещены вопросы об определении политической линии в отношении СССР.

Пятая глава освещает нелёгкое сотрудничество со странами Европы, в том числе с ФРГ и Францией.

В конце работы даются основные выводы внешнеполитических отношений правительства Тэтчер.



































Первые шаги на внешнеполитической арене М. Тэтчер.


Уже в первые месяцы правления перед Тэтчер встали сложные международные проблемы, к которым была мало подготовлена. Она, новичок во внешнеполитических воп­росах, столкнулась с матерыми зарубежными государствен­ными деятелями, искушенными в сложнейших вопросах дипломатии. Очень многие в Англии сомневались, что ее деятельность на этом поприще будет успешной. Что стояло за этими сомнениями?

Во-первых, Тэтчер никогда не занималась дипломатией на правительственном уровне. Со времени Н. Чемберлена она была первым премьер-министром, не имевшим в про­шлом опыта руководства каким-либо внешнеполитическим ведомством.


По-видимому, Тэтчер понимала, что ей не хватает глу­боких знаний международной политики. Поэтому, чтобы оправдаться, она однажды высказала такую мысль: "Умение схватить суть проблемы внешней политики — вот что необ­ходимо сейчас, а не знание деталей дипломатии".[5] Правда, впоследствии она несколько изменила свою точку зрения и много внимания стала уделять всестороннему ознакомле­нию с международными проблемами во всех деталях.

Тэтчер мало была знакома и с правилами, и с традициями дипломатии. Кроме того, со­мнение вызывали и ее личные качества: по мнению некото­рых, она по своему характеру не слишком отвечала требо­ваниям, которые предъявлялись к тонкой дипломатической деятельности. Ее бескомпромиссность, стремление не столько понять позицию партнера по переговорам, сколько навязать свою точку зрения не могли помочь установлению нормальных отношений с зарубежными коллегами.[6]

Наконец, дипломатия, как наука и искусство, была да­леко не адекватна партийной и вообще внутриполитичес­кой борьбе. Можно было быть способным функционером партии, даже ее лидером, но недостаточно приспособлен­ным к ведению внешнеполитической деятельности. Однако первые переговоры, которые вела Тэтчер, пока­зали, что она недостаточно советовалась с английскими дипломатами. Был случай, когда руководители МИД Анг­лии в конфиденциальных беседах отговаривали ее от жела­ния публично упомянуть в положительном контексте имя лидера одной из стран Персидского залива. Английские дипломаты одно время считали, что Тэтчер "недостаточно надежна". "Это делает очень трудными наши конфиденциальные разговоры с премьером", — говорили они.[7] Конечно, промахи Тэтчер были результатом ее неопыт­ности.

Сразу после вступления на пост премьер-министра на нее свалился ряд неотложных внешнеполитических про­блем. Прежде всего, Тэтчер пришлось отправиться в Токио на встречу лидеров семи западных индустриальных держав. Совещание в Токио прошло для Тэтчер удачно. По счас­тью, вопросы, которые там обсуждались, были ей знакомы: энергетический кризис, резкое повышение цен на нефть и т. д. Впервые в заседании "семерки" участвовала женщина


и остальные делегаты относились к ней с уважением. Кроме того, она не выступала с какими-то требованиями, и это нравилось всем участникам. Японцы, вежливые по натуре, были очень внимательны к женщине-премьеру и довольны, что страной ее первого заграничного визита стала Япония. И хотя на пресс-конференции Тэтчер было предоставлено слово последней, она единственная из руководителей пра­вительств и государств говорила без бумажки, спонтанно.

Во внешней политике М. Тэтчер предусматривала возрождение статуса Великобритании как великой державы. Уже в первые месяцы после прихода к власти ей и её команде пришлось дебютировать на дипломатической арене. Это был вопрос о судьбе Родезии (Зим­бабве).

Краткая история вопроса такова. В 1965 году расист­ский режим Я. Смита провозгласил в одностороннем поряд­ке независимость этой африканской страны, ранее бывшей британской колонией. В 1978 году Смит заключил с уме­ренными южнородезийскими деятелями соглашение о внут­реннем урегулировании, цель которого состояла в сохране­нии в стране колониалистского и расистского порядка. Со­вет Безопасности ООН признал такое урегулирование неза­конным.

В 1979 году расисты создали марионеточное правитель­ство с участием некоторых африканцев во главе с Музоревой. Тэтчер, бывшая в то время лидером оппозиции, наме­кала, что она выступает за признание этого марионеточного правительства, против которого вели борьбу национально-патриотические силы во главе с Р. Мугабе и Дж. Нкомо.[8] Та­кой же политики придерживались и США. Когда Тэтчер стала премьером, она установила контакты с Музоревой, хотя и соблюдала некоторую осторожность. Министерство иностранных дел доказывало ей, что, признавая марионе­точное правительство Музоревы, Англия вступает в конф­ликт с ООН и с Содружеством наций. В конце концов, лорду Каррингтону удалось убедить Тэтчер, и она подписала вме­сте с другими странами Содружества коммюнике о неприз­нании, премьер показала себя разумным политиком, сумевшим под давлением обстоятельств занять правильную позицию даже ценой крутых поворотов. Последние, видимо, были пра­вы, но правильно было и то, что первые шаги Тэтчер, призна­вавшей Музореву, были недостаточно обдуманны.


Прошло немного времени, и на основе новой конститу­ции Зимбабве победу на выборах одержал Мугабе. Право-консервативные круги, не ожидавшие такого поворота со­бытий, рекомендовали премьеру воздержаться от признания его правительства, но для Тэтчер еще одно изменение пози­ции было уже невозможным. Новое правительство не пользовалось ее симпатиями.





Англо-Аргентинский конфликт.



Зимой 1981/82 года популярность Тэтчер в стране упала до самой низкой отметки — только 24% опрошенных отда­вали предпочтение ей и ее партии. И хотя Тэтчер удалось снизить инфляцию до 12%, но экономическое положение страны было критическим, число безработных перевалило за 3 млн., а стоимость фунта стерлингов за последние меся­цы упала, чуть ли не в 2 раза.[9] В стране стали говорить о про­вале экономической политики Тэтчер и ее возможной от­ставке. Внезапно все переменилось, и спасение пришло с той стороны, с которой никто не ожидал.

2 апреля 1982 года Британию потрясла удивительная новость. Аргентина высадила свои войска на Фолклендские (Мальвинские) острова. Немногие англичане знали, что это за острова, где они находятся, но средства массовой инфор­мации сразу сообщили британцам, что это английские ост­рова и что имела место неслыханная наглость — захват бри­танской территории. Такого еще не бывало на памяти анг­личан.


2 апреля 1982 года Аргентина высадила свои войска на Фолклендские (Мальвинские) острова. Две с половиной тысячи аргентинских солдат вошли в столицу островов Порт – Стэнли и водрузили там свой флаг. Британское правительство сразу же заявило о непризнании этого акта на том основании, что Фолклендские острова принадлежат Великобритании. Дипломатические отношения с Аргентиной были порваны.

Организация Объединенных Наций своим решением признавала колониальный статус этих островов и призывала путем переговоров изменить его. Переговоры об этом шли, и консервативное правительство сроило планы передачи суверенитета над островами Аргентине при условии их последующей сдачи в аренду Британии. Однако сама Тэтчер была категорически против передачи островов Аргентине, хотя она не была сторонницей полного прекращения переговоров.

Первыми карательными мерами правительства Тэтчер в отношении Аргентины были сокращение экспортных кредитов и импорта и замораживание Аргентинских активов в Англии, составляющих около 1.4 млрд. долларов.

Известно, что планы Аргентины в отношении островов не были для Англии неожиданными. Еще 19 марта Аргентина высадила на острове Южная Георгия  40 «сборщиков металлолома», - которые якобы намеривались демонтировать заброшенную китобойную базу. На самом деле это были переодетые в штатское аргентинские военные. Англия предложила Буэнос-Айресу либо обратится за разрешением на пребывание рабочих на острове, либо отозвать их. Аргентина проигнорировала это заявление.[10]

Еще за месяц до высадки на островах аргентинских войск британский посол  в Буэнос-Айресе предупреждал правительство Англии о готовящихся акциях там, в отношении Фолклендов. Однако  на это сообщение из Лондона не последовало ни какой реакции. Кабинет министров и комитет обороны Британии до конца марта 1982 года даже не выносили на обсуждение фолклендский вопрос.

Конечно, Тэтчер не могла недооценивать намерения  Буэнос-Айреса. Ряд политиков, в том числе британских, утверждает, что конфликт на Мальвинах был сознательно спровоцирован Англией при союзничестве США, которые якобы обещали Аргентине поддержку в случае высадки на острова.[11] Иначе, почему эта акция   Буэнос-Айреса не была вовремя пресечена?

Когда Тэтчер созвала заседание кабинета, она была настроена весьма решительно. «Джентльмены, мы должны воевать», - сказала премьер-министр.[12] Каждый из членов кабинета должен был сказать, согласен ли он с таким решением. Никто не возразил, и таким образом, ответственность за начало военных действий легла не лично на Тэтчер, а на весь кабинет министров. Вместе с тем, когда английские публицисты называют эту войну «тетчеровской», на это трудно что-либо возразить. Решение было принято авторитарно, под давлением премьер-министра. Приказ о подготовке эскадры и об ее отплытии был одобрен парламентом постфактум.

Одна британская флотилия, находившаяся на учениях у Гибралтара, получила приказ взять курс на Фолкленды, хотя, по свидетельству командира флотилии, на тот момент на борту не было даже карты островов. Из Портсмута  под звуки оркестров были отправлены авианосцы «Инвинсибл» и «Гермес». В Атлантике к ним примкнули два десятка миноносцев, фрегатов и кораблей поддержки, образовав крупнейшую со времен второй мировой войны армаду. Впереди нее по направлению к островам шли четыре атомные торпедные подводные лодки.

Между тем Аргентина укрепляла свое военное присутствие на островах. Леопольдо Фортунато Гальтьери (президент Аргентины) издал приказ о возвращении на военную службу 80 тыс. недавно мобилизованных призывников. Непосредственно на острова было отправлено 10 тыс. солдат и офицеров. В целом Британии противостояли военно-морской флот из семнадцати боевых единиц, 130-тыс. постоянная армия и военно-воздушные силы, насчитывающие 20 тыс. военнослужащих.

Тэтчер сразу же образовала и возглавила военный кабинет, куда вошли некоторые министры и военные. Англия объявила об установлении вокруг Фолклендских островов 200-мильной запретной зоны. 25 апреля английская эскадра подошла к острову Южная Георгия и высадила на нем свой десант.

2 мая второй по величине аргентинский корабль «Белграно», находившийся вне 200-мильной зоны вокруг Фолклендов, объявленной Англией запретной для Аргентинских судов, был торпедирован английской атомной подводной лодкой «Конвейер». Погибло 368 человек.[13]

Это событие потрясло мир. Оно не объяснялось никакими военными соображениями. Крейсер не представлял непосредственной угрозы британскому флоту, поскольку он даже не направлялся в сторону Фолклендов. Потопление «Белграно» обострило британо-аргентинский конфликт. Через два дня ракета «Эгзосе» французского производства, выпущенная истребителем-бомбардировщиком «Супер-Этандар», - попала в английский военный корабль «Шеффилд». Команда из 270 человек лишилась 22 из них.

До того, как был потоплен «Белграно», большинство европейских государств поддерживало Англию – они сократили торговые связи с Аргентиной и наложили жесткие экономические санкции в отношении Буэнос-Айреса. После этого события отдельные правительства заколебались. Ирландия выступила за посредничество ООН в урегулировании конфликта. Чтобы сохранить поддержку международной общественности Лондон согласился на посредничество ООН. Генеральный секретарь ООН Хавьер Перес де Куэльяр в течение трех недель пытался найти дипломатические решения конфликта, но ни одна из сторон не шла на уступки.

Тэтчер отдала приказ о тотальном вторжении. 21 мая после интенсивного артиллерийского обстрела с моря и бомбардировки аргентинских позиций с воздуха на Фолклендские острова были высажены отряды английских десантников.

Военные действия были закончены 15 июня. Когда на Порт-Стэнли был выброшен белый флаг капитуляции, Тэтчер вышла на Даунинг-стрит. «Сегодня Британия – снова Великобритания. Это великое оправдание всего того, что нами сделано».[14]



Успехи Тэтчер во внешней политике значительно укрепили ее авторитет внутри страны. Эти два с половиной месяца полностью изменили ее политическое положение, с оппозицией Консервативной партии было покончено.

Популярность Маргарет Тэтчер росла. Если зимой 1982-1982 годов предпочтение Тэтчер отдавали, согласно опросам, 24% опрошенных, то в июне 1982 года правительство Тэтчер поддерживало 45,5%[15].

 

Уроки и итоги конфликта.


Англия выразила готовность обсуждать вопрос о суверенитете. Другое дело, что Лондон в действительности не собирался отказываться от владения островами. Англия многие годы саботировала резолюцию ООН 1965 года о деколонизации Мальвинских островов. Еще до Роуленда их посетила британская делегация во главе с лордом Шелтоном для проведения обследования экономического сложения островов. Доклад по результатам обследования содержал ряд любопытных выводов. Высказывался благоприятный прогноз относительно нефтедобычи на шельфе. Но главное богатство островов - это криль, годовой улов которого был равен по содержанию протеина всему мировому улову рыбы. Предлагался конкретный план переработки водорослей в химикаты, которые могли бы принести Англии значительную валютную выручку. В докладе содержался и намек - лишь намек - на равное обстоятельство, обусловливавшее ценность островов, - их стратегическое значение не только для Англии, но и для США: в докладе указывалось на необходимость расширения аэродрома, с тем, чтобы его взлетно-посадочная полоса могла принимать тяжелые самолеты. Острова приобретали большое значение в связи с разрабатывавшимися в Вашингтоне и Лондоне планами создания в Южной Атлантике нового военного блока (своего рода филиала НАТО) с участием Чили, Аргентины, ЮАР. Независимо от судьбы этого проекта острова представляли несомненную стратегическую ценность для контроля над Южной Атлантикой. Упомянутые факторы, особенно последний, и определили линию поведения Лондона в дальнейшем. Но идея была, несомненно, не только американской, а совместной, хотя некоторые английские официальные деятели явно скромничали, заявляя, будто у Англии нет более особых интересов в Южной Атлантике. Разумеется, все это преподносилось в плане необходимости борьбы против тогдашней "советской угрозы". Так или иначе, суть рассуждений ясна: даже если бы не было повода для прямого военного вмешательства, его стоило бы создать ради того, чтобы увеличить военное присутствие в Южной Атлантике. Впрочем, у Лондона были собственные причины для того, чтобы не допускать попыток оспорить его суверенитет над островами: на берегах Темзы хотели продемонстрировать всему миру, и, прежде всего третьему миру, что Англию рано списывать со счетов. Англия прямо не отвергала и инициатив латиноамериканских стран, направленных на мирное урегулирование конфликта. Несмотря на помощь США, легкой военной "прогулки" не получилось. Аргентинцы потопили крупные английские военные корабли-ракетоносцы "Шеффилд", "Ковентри", "Дридент", "Антилопа", вспомогательные суда ВМС "Сэр Галлахад", "Сэр Тристрам", огромный контейнеровоз "Атлантик конвейер". Были серьезно повреждены ракетный эсминец "Глазго" и фрегат "Аргонавт", ракетоносцы "Плимут" и "Глэморган". Общие потери английской стороны превысили тысячу человек. В прессе в тот момент высказывались утверждения, что некоторые затонувшие корабли имели на борту ядерные глубинные противолодочные заряды. Говорили и о том, что англичане готовы были нанести ядерный удар по внутренним районам Аргентины ракетами "Поларис" с подводной лодки. 14 июня 1982 г. Аргентина признала право Англии на владение Фолклендскими островами, потеряв в ходе войны большую часть своих самолетов и другой техники. Дальнейшее продолжение боевых действий Аргентинскими военными потеряло смысл перед фактом подавляющего преимущества со стороны британских вооруженных сил. Вскоре после возвращения Фолклендских островов под британскую корону прекратил существование военный режим в Аргентине, в стране был восстановлен парламентский строй. Президентом республики в октябре 1983 года был избран Рауль Альфонсин, лидер партии "Гражданский радикальный союз". Годы, последовавшие за событиями, показали, что принципиальных изменений в курсе Лондона не произошло. Правда, между представителями двух стран начались в конце 1983 года переговоры с целью нормализации отношений. Переговоры первоначально протекали в обстановке секретности, причем велись через посредников: интересы Великобритании представляло швейцарское посольство в Буэнос-Айресе, а Аргентины - посольство Бразилии в Лондоне. Однако Англия категорически отказывалась обсуждать вопрос о суверенитете островов, в то время как Аргентина, не настаивая на фактической передаче архипелага под свое управление, предлагала, по крайней мере, обсудить эту проблему. Лондон отверг и другое аргентинское предложение, а именно: чтобы обеспечение безопасности островов было поручено ООН. Позиция Англии понятна: на Фолклендах в то время уже велось строительство аэродрома для стратегических целей. Лондон, кроме того, упорно не желал снять 200-мильную "зону войны" вокруг архипелага. В январе 1983 года Тэтчер нанесла демонстративный визит на острова. Кабинет тори словно хотел показать, что правительство Альфонсина, выступавшее с позитивными внешнеполитическими инициативами (особенно по обузданию гонки ядерных вооружений), начавшее играть активную роль на международной арене и в движении неприсоединения, - это правительство имеет еще меньше шансов, чем прежний режим, рассчитывать на конструктивную позицию Лондона в территориальном споре. Премьер-министр заявила, что какие-либо переговоры могут начаться только тогда, когда Буэнос-Айрес откажется от всех притязаний на суверенитет. Анализ Фолклендской операции и особенно "постфолклендской" политики Англии важен для понимания того, как британские правящие круги представляют себе внешнеполитические задачи страны. События показали, что перенос приоритетного внимания на Европу вовсе не был необратимым в смысле автоматического отказа от заморских владений и обеспечения в некоторых из них военного присутствия - правда, теперь уже не только в собственных интересах, но от имени международного империализма. Иначе говоря, Англия при консервативном правительстве все еще старается действовать по разным направлениям во внешнеполитической сфере, напоминая, что она не перестала быть великой державой с глобальными интересами. Военная операция не принесла долгосрочного решения фолклендского конфликта. В ходе развития военного конфликта позиция США оказалась твердой на стороне Англии, что, несомненно, оказало решающее значение для скорой английской победы в Фолклендской войне. Итоги боевых действий, продолжавшихся с апреля по июнь 1982г. - Англия отстояла территорию Фолклендов, потеряв в ходе боевых действий свыше тысячи человек убитыми и ранеными. Потери Аргентины составили около 400 человек.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы