Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Внешняя политика Арабской Республики Египет в контексте развития межарабских связей в XX–XXI веках

Внешняя политика Арабской Республики Египет в контексте развития межарабских связей в XX–XXI веках


Реферат

Внешняя политика Арабской Республики Египет в контексте развития межарабских связей в XXXXI веках

В начале XXI в. внешняя политика Арабской Республики Египет (АРЕ) продолжает оставаться многовекторной и весьма активной. Наряду с решением проблемы арабо-израильского урегулирования, власти «страны пирамид» уделяют большое внимание ситуации в непосредственной близости от своих границ. Каир заинтересован в том, чтобы в окружающих его государствах правили умеренные режимы, не вовлеченные в региональные конфликты, что неизбежно повлекло бы за собой осложнение внутриполитической обстановки и в самом Египте. Несомненное значение для Каира в связи с этим имеют его отношения с арабскими соседями по африканскому континенту – Ливией и Суданом.

Отношения с Ливией на протяжении последних нескольких десятилетий переживали периоды взлетов и падений. После революции 1969 г. и ликвидации монархического строя в Ливии, новый лидер страны Муаммар Каддафи установил добрососедские отношения с тогдашним президентом Египта Гамалем Абдель Насером. Обоими двигала идея арабского национализма, объединения арабских стран вокруг единых целей, а также жесткий курс в отношении Израиля. В декабре 1969 г. на встрече Насера и Каддафи был поставлен вопрос об объединении Египта и Ливии1. Однако внезапная смерть Насера в 1970 г. помешала юнионистским устремлениям Каира и Триполи.

Пришедший на смену Насеру Анвар Садат, не разделявший панарабских воззрений своего предшественника и не желавший тесно сотрудничать с Ливией, взял курс на конфронтацию со своим арабским соседом, что, в конечном счете, привело сначала к политическому кризису в двусторонних отношениях, а затем и к серьезному вооруженному конфликту летом 1977 г. К счастью, военные действия между двумя соседними арабскими странами удалось вскоре прекратить, в том числе и благодаря посредническим усилиям президента Алжира Хуари Бумедьена2.

Подписание Египтом сепаратного мира с Израилем в 1979 г. серьезно подорвало основу египетско-ливийских отношений. Ливия расценила этот шаг Садата не иначе, как предательство общеарабского дела. Стоит отметить, что в период правления Анвара Садата список претензий Египта к Триполи был также довольно внушительным. Официальный Каир обвинял ливийцев в поддержке «международного терроризма», оказании помощи Ирану в войне с Ираком, вмешательстве во внутренние дела АРЕ, Чада, Туниса и других стран3. В Ливии, в свою очередь, осуждали отход Каира от панарабистского курса президента Насера, одновременно обвиняя египетское руководство в предательстве ислама.

В этот период отношения между Египтом и Ливией продолжали оставаться напряженными. Страны находились на грани вооруженного столкновения, о чем свидетельствует активная демонстрация обеими сторонами своей военной мощи. В марте 1980 г. начальник генштаба Египта А.Бадави по окончании инспекционной поездки по воинским частям, дислоцированным вдоль египетско-ливийской границы, заявил, что «Каддафи превратил Ливию в склад оружия. В связи с этим одна из важнейших задач Египта состоит в охране территориальной целостности Египта на случай агрессивных актов со стороны Ливии»4.

В июне 1980 г. Садат ввел чрезвычайное положение в районе египетско-ливийской границы, назвав этот шаг временным, который сделан в связи с угрозами безопасности страны со стороны Ливии. Садат также назвал это «предупредительной мерой» против Ливии5. Вскоре министерство обороны АРЕ сделало заявление о том, что Египет не имеет намерений совершать агрессию против каких-либо стран, однако не замедлит дать отпор любой попытке посягательства на его суверенитет или территорию. При этом представители египетского военного руководства отметили, что «сила стала на нынешнем этапе основным средством противодействия опасностям, угрожающим региону»6. Было очевидно, что среди тех стран, которым были адресованы эти слова, значилась и Ливия.

Напряженность в египетско-ливийских отношениях обусловливалась также противостоянием двух сверхдержав – СССР и США, принимавших активное участие в процессах в регионе. Если к концу 70-х годов Каир переориентировался на тесное сотрудничество с Вашингтоном, заметно ухудшив отношения с Советским Союзом, то Триполи по-прежнему оставался одним из ключевых союзников Москвы на Арабском Востоке. Степень конфронтационности в межарабских отношениях зависела от того, к какому лагерю в условиях биполярного мира и «холодной войны» принадлежала та или иная арабская страна. Ливия оказалась наиболее территориально близкой к Египту просоветской страной в арабском мире, что в условиях проамериканского внешнеполитического курса А.Садата практически предопределило напряженность в двусторонних отношениях.

В последующие годы обстановка складывалась таким образом, что сближение между официальным Каиром и Триполи представлялось довольно проблематичным. Ухудшение двусторонних отношений происходило по мере того, как Египет продолжал налаживать связи с Израилем. Ливия так же, как и подавляющее большинство арабских стран, негативно отреагировала на открытие египетского и израильского посольств соответственно в Тель-Авиве и Каире 26 февраля 1980 г. Лидер ливийской революции М.Каддафи направил послание главам арабских государств, в котором указал на возрастающую опасность для интересов всего арабского региона капитулянтской политики египетского режима, устремленной на обеспечение господства американского империализма в богатых нефтеносных районах Ближнего Востока. В послании содержалась критика ряда арабских режимов, продолжающих поддерживать отношения с Египтом, тем самым поощрявших антиарабскую политику руководства АРЕ7.

В 80-е годы XX в. египетско-ливийские отношения продолжали оставаться напряженными, несмотря на то, что в октябре 1981 г. после убийства А.Садата, президентом АРЕ стал Хосни Мубарак, заметно дистанцировавшийся от тесных связей с Израилем. Необходимо отметить, что, став главой государства, Мубарак приказал египетским средствам массовой информации прекратить пропагандистскую кампанию против арабских государств, в том числе и против Ливии, а также значительно ослабил напряженность на египетско-ливийской границе. В Триполи, тем не менее, продолжали считать, что Каир не отошел от садатовского курса.

Одновременно режим Каддафи поддерживал контакты с египетской оппозицией. В телеграмме председателю Национально-прогрессивной партии (НПП) Халеду Мохи эд-Дину от 10 июня 1982 г. Муаммар Каддафи призывал Египет «избавиться от позора кемп-дэвидских соглашений, ибо в противном случае эта страна больше не будет иметь никакого значения в национальном или политическом отношении»8. В свою очередь Египет, провозгласивший при Мубараке курс на нормализацию отношений с арабскими странами, неоднократно давал понять, что не пойдет на улучшение отношений с арабами за счет ухудшения своих связей с Израилем.

На характер двусторонних отношений большое влияние оказывали региональные события. В начавшейся в сентябре 1980 г. ирано-иракской войне Египет и Ливия оказались по разные стороны – Каир поддержал Саддама Хусейна, а Триполи встал на сторону исламского режима в Тегеране.

В то же время Ливию и Египет связывали довольно существенные экономические факторы, которые не могли не учитываться обеими сторонами. В Ливии работало много египтян, которые, будучи высококвалифицированными специалистами, играли в ливийской экономике довольно весомую роль. В свою очередь для Египта они были источником солидных валютных поступлений9, которые позволяли улучшить финансовое положение в АРЕ.

Двусторонние связи между Египтом и Ливией начали налаживаться в конце 80-х годов. К этому моменту Египту удалось существенно улучшить свою репутацию в арабском мире. Со своей стороны, Каддафи предпринял ряд дружественных демаршей в отношении Каира. Приняв решение об открытии границ с соседними арабскими странами, ливийцы распространили в марте 1988 г. эту меру и на Египет. Кроме того, они заявили об одностороннем отводе войск от границы с Египтом10. Наконец, в октябре 1989 г. после того, как арабские страны приняли решение вернуть Египту членство в ЛАГ, дипломатические отношения между официальным Каиром и Триполи были восстановлены11. К этому времени дипломатические отношения с Египтом восстановили уже практически все арабские страны. Таким образом, Мубараку и его окружению блестяще удался задуманный еще в начале 80-х годов план по возвращению Египта в ряды арабской нации без отказа от кемп-дэвидских соглашений, сотрудничества с Израилем и стратегического партнерства с США.

С начала 90-х годов Египет и Ливия взяли курс на нормализацию двусторонних отношений, которые испытали серьезный кризис в конце 70-х – начале 80-х годов. В ноябре 1993 г. в интервью египетской газете «Аль-Ахрам» президент Хосни Мубарак заявил, что «в египетских интересах сохранение стабильности в Ливии, и отношения между двумя странами должны оставаться теплыми»12. Для Ливии, попавшей в жернова санкций ООН в 1992 г., соседний Египет стал основным посредником в контактах с мировым сообществом. Несмотря на введенное эмбарго, Ливия развивала торговые отношения с АРЕ, предоставляла рабочие места для египтян, не имеющих источников заработка на родине. Каир критиковал санкции ООН и прилагал большие дипломатические усилия в посредничестве по «делу Локерби» между Ливией и западными странами, стараясь ослабить санкции13.

Египет не был заинтересован в ослаблении такой страны как Ливия, обладающей солидными природными ресурсами и способной стать эффективным участником арабского общего рынка и других совместных межарабских проектов. Выступая в защиту Ливии, официальный Каир позиционировал себя как поборник общеарабских интересов и набирал политические очки, укрепляя свое лидирующее положение в арабском мире. Акцент, как правило, делался на огромную значимость Ливии для арабского мира. Каир придерживался такого дипломатического курса, в том числе и для налаживания прочных доверительных связей между правящими элитами двух стран.

Для Каира Ливия – потенциально сильный геополитический союзник, при этом имеющий хорошие отношения со странами Европы. Египетские политики и дипломаты стремятся оттенить некоторые различия в подходах к наиболее болезненным проблемам в регионе и вынести на передний план необходимость укрепления арабских рядов перед лицом вызовов современности. Этот подход в египетской дипломатической практике наблюдается и по сей день, несмотря на то, что Триполи в ряде вопросов занимает более жесткую позицию, чем Каир.

Ливия, в свою очередь, соглашается с ролью Египта как флагмана арабского мира, по достоинству оценивая как исторический опыт АРЕ в этом качестве, так и реальный потенциал последней с учетом ее солидного веса в современных международных отношениях. В этом смысле показательны слова Муамара Каддафи, произнесенные им в ходе визита в АРЕ в марте 1999 г. Призывая к дальнейшему усилению роли Египта в регионе, Каддафи подчеркнул, что «ослабленный Египет ослабит и арабскую нацию».

Как бы то ни было, египетско-ливийские отношения на современном этапе развиваются вполне успешно. Обе страны постоянно обмениваются мнениями по ключевым проблемам, стоящим перед регионом и стараются выработать по ним совместную позицию. Так, в 1999 г. Египет и Ливия предложили общий план урегулирования суданского конфликта.

Однако к концу XX началу XXI вв. обозначились процессы, которые могут сыграть роль центробежных сил в арабском сообществе. Нерешенность арабо-израильского конфликта, неспособность предотвратить агрессию США и их союзников в Ираке и в целом экономическая и военно-техническая отсталость арабов стали причиной критики в адрес правящих кругов в арабских странах и межарабских организаций. В последние годы усилилась критика со стороны официального Триполи арабского сообщества и его основных институтов. Неоднократно делались заявления относительно намерения Ливии выйти из состава Лиги Арабских Государств (ЛАГ). Летом 2003 г. М.Каддафи заявил, что «арабы потерпели поражение в национальной борьбе, не сумев достичь целей, декларированных при создании ЛАГ», подчеркнув при этом, что «эпоха арабского национализма завершена»14.

В мае 2003 г. Египет использовал свои тесные контакты с Триполи, чтобы убедить Ливию не выходить из ЛАГ, что могло бы ослабить ряды арабского сообщества. Специально для этого X.Мубарак совершил визит в ливийскую столицу15. Касаясь этого вопроса, президент АРЕ отметил, что выход Ливии из ЛАГ «не в интересах арабской нации»16. Египет, по словам министра иностранных дел АРЕ Ахмеда Махера, «высоко оценивает роль Ливии в межарабских отношениях и выражает убежденность в том, что это позволит объединить арабские усилия и преодолеть кризис, в котором оказался арабский регион в настоящее время»17.

Оценивая нынешнее положение дел в отношениях между двумя странами, X.Мубарак подчеркнул, что Египет и Ливия не имеют каких-либо разногласий по основным международным, региональным и двусторонним вопросам. В посланиях, которыми обменялись два лидера летом 2003 г. говорилось о совпадении точек зрения ливийской и египетской сторон относительно необходимости поддержки палестинского народа и его законного руководства вплоть до освобождения его территорий и создания палестинского государства. Мубарак и Каддафи выступили за суверенитет Ирака и сохранение целостности его территории19. В то же время Ливия традиционно занимает антиизраильскую позицию в отношении мирного процесса на Ближнем Востоке по сравнению с Египтом, который имеет с Израилем мирный договор и дипломатические отношения.

Египет не слишком одобряет активную африканскую политику Ливии20, видя в этом смену внешнеполитических приоритетов в ущерб участию Триполи в делах межарабского сотрудничества. На современном этапе усилия Египта направлены на активизацию межарабского сотрудничества для недопущения ослабления связей внутри арабского сообщества. В Каире надеются, что, по мере налаживания межарабских связей, Ливия вновь выразит желание более активно участвовать в процессах политической и экономической интеграции на Арабском Востоке.

После того, как 12 сентября 2003 г. Совет Безопасности ООН снял с Ливии санкции, у египетско-ливийских отношений открываются широкие перспективы, главным образом, в области торговли, ирригационного строительства и транспортного сообщения. Ливия служит своеобразным буфером между Египтом и странами Магриба, и потому включение Ливии в систему торговых взаимоотношений в Северной Африке позволит существенно расширить и египетский рынок.

Основными сферами двустороннего сотрудничества являются крупномасштабные проекты по созданию искусственных оазисов или так называемых инфраструктурных оазисов в пустыне. Через Ливию может пройти ветка газопровода для экспорта египетского природного газа в Джамахирию с перспективой его дальнейшей продажи в Европе. Также намечено строительство нефтепровода для экспорта в АРЕ ливийской нефти. Египет и Ливия планируют поднять уровень торгового оборота до 1 млрд. долл. в год (его нынешний объем оценивается приблизительно в 300 млн. долл.)21. Кроме того, Ливия по-прежнему предоставляет большое количество рабочих мест египтянам. В Джамахирии, по разным данным, находятся на заработках от 500 тыс. до 1 млн. граждан АРЕ22.

Полигоном для совместных действий может стать борьба с международным терроризмом. Лидеры обеих стран – X.Мубарак и М.Каддафи – осуждают терроризм во всех его формах. Специальные подразделения ливийской полиции по борьбе с терроризмом активно занимаются выявлением нелегальных военизированных структур, пресечением агитационно-пропагандистской деятельности, предотвращением сплочения с фундаменталистами Египта. В марте 1999 г. между Каиром и Триполи было заключено соглашение об экстрадиции.23

Одним из препятствий активизации связей между Египтом и Ливией является антиливийская политика США, чье давление на Каир мешает реализации давнишних планов египетского руководства по расширению связей со своим западным арабским соседом. Так, в июне 1997 г. Каир и Триполи подписали предварительное соглашение о создании зоны свободной торговли. Однако расширение экономических и финансовых связей с Ливией Египта, традиционного союзника Вашингтона из числа арабских стран, вызвало резкую реакцию со стороны США, где некоторые круги потребовали сокращения американской финансовой помощи Каиру24. Также США занесли Ливию в список стран25, которые «не сотрудничают в полной мере» с Вашингтоном в борьбе с терроризмом26.

Египет приветствовал решение Ливии, принятое в декабре 2003 г., отказаться от производства оружия массового поражения (ОМП) и присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Этот сильный политический демарш Триполи вызвал положительные отклики в мире, в том числе и в арабских странах. Он свидетельствовал о желании властей этой страны во главе с харизматичным Муаммаром Каддафи посредством столь своевременного шага снизить политическую напряженность, нависающую над Ближним Востоком и Северной Африкой уже не первый год. Кроме того, он говорил о желании властей Ливии начать новую внешнюю политику, направленную на улучшение отношений с мировым сообществом27. Комментируя решение властей Ливии отказаться от дальнейшей разработки ОМП, министр иностранных дел Египта заявил, что официальный Каир удовлетворен этим шагом Триполи и ожидает, что Израиль сделает то же самое28.

Страницы: 1, 2, 3


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы