Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Геополитика и международные отношения

Продолжателем традиций немецкой геополитической школы выступило интеллектуальное движение европейских "новых правых", на которое значительное влияние оказал философ и правовед Карл Шмитт (1887—1985), написавший ряд эссе, посвященных "номосу земли" — принципу, интегрирующему территориальную геополитическую организацию пространства и особенности его государственного устройства, правовой системы, социального и духовного склада. Шмитт противопоставляет "традиционное", военное, имперское и этическое устроение "номоса земли", символом которого является Дом, и "модернистское", торговое, демократическое и утилитаристское устроение "номоса моря", символом которого является Корабль. Таким образом, геополитическая оппозиция Моря и Суши выводится на уровень историософского обобщения.

Современные антиамерикански настроенные "новые правые" — Жан Тириар, Ален Бенуа, Роберт Стойкерс и др. — развивают эти идеи Шмитта, противопоставляя глобалистскому американскому "морскому" порядку идею евразийского континентального порядка, основанного на России и Германии.

Британская геополитическая школа, до её маргинализации после утраты Британией статуса империи, предложила глобальную геополитическую концепцию. Её сформулировал в 1904 году в работе "Географическая ось истории" английский географ и политик Хэлфорд Маккиндер (1861—1947). Впоследствии концепция Маккиндера изменялась под влиянием событий мировых войн в работах "Демократические идеалы и реальность" (1919) и "Завершенность земного шара и обретение мира" (1943). Маккиндер исходил из представления о мире как о географическом и политическом целом, в котором, особенно после "колумбовой эры" Великих географических открытий и глобального расширения Европы, ключевым является противостояние сухопутных и морских держав.

Маккиндер выделяет две макрогеографические зоны планеты — океаническое полушарие (Западное полушарие и Британские острова) и континентальное полушарие, или Мировой Остров, — Евразию и Африку, являющиеся основной зоной расселения человечества. Центральной зоной Мирового Острова является Хартленд — зона, которая практически недоступна для морского проникновения (Русская равнина, Западная Сибирь и Средняя Азия). Хартленд является источником сосредоточения "континентальной силы", которая способна управлять всем Мировым Островом, захватывая контроль над внутренним полумесяцем — районами Острова, доступными морскому вторжению и являющимися одновременно и защитным буфером Хартленда, и объектом экспансии морских держав.

Сами морские державы опираются на внешний полумесяц, включающий в себя Америку, Британию, Японию и Южную Африку. Располагающееся в Хартленде практически неуязвимое "срединное государство" является прочной, но маломобильной структурой, вокруг которой совершается более оживленное политическое "круговращение" стран внутреннего и внешнего полумесяцев. В дальнейших модификациях теории Маккиндера сохранялся мотив опасения угрозы морским державам, которую представляет собой государство Хартленда, обычно ассоциируемое с Россией. Поэтому Маккиндер выстраивал концепцию глобального доминирования, в которой контроль над Хартлендом обеспечивает безусловное геополитическое преимущество любой державе.

В западной геополитике разработка темы ограничения экспансии из Хартленда и установления контроля над ним занимает огромное место, прежде всего, в разработках американской геополитической школы.

Американская геополитическая школа сформировалась под влиянием идей военно-морского историка адмирала Альфреда Мэхена (1840—1914). В работах "Влияние морской силы на историю (1660—1783)" и "Заинтересованность Америки в морской силе" Мэхен выдвинул концепцию "морской силы" как фактора, обеспечивающего безусловное геополитическое превосходство. Именно обеспеченность страны морскими базами и торговым флотом, а также мощь военного флота делают её великой державой, решающей судьбы мира, а морская цивилизация обеспечивает более благоприятные условия для развития. Видя в истории противостояние морских и сухопутных держав, Мэхен предложил использование в качестве глобальной геополитической стратегии "принципа Анаконды" — удушения противника путем морской блокады его стратегических объектов.

В концепции Николаса Спайкмена (1893—1944) были объединены идеи Мэхена и Маккиндера. Разрабатывая геополитику в рамках концепции стратегической безопасности США, он выдвинул принцип "интегрированного контроля над территорией", который должен осуществляться Америкой по всему миру в целях недопущения усиления геополитических конкурентов. Придерживаясь идеи противостояния моря и суши (СССР и Америки), Спайкмен, однако, счил геополитической осью мира не неподвижный Хартленд, а зону противостояния Римленд — пограничную зону Суши и Моря, тянущуюся вдоль границ Хартленда через Европу, Ближний и Средний Восток, Индию и Китай. Держава Хартленда осуществляет давление на эту зону, пытаясь объединить её под своим контролем, в то время как США должны осуществлять политику сдерживания и "удушения" континентальной державы, насыщая Римленд своими военными базами и создавая там военно-политические союзы. Концепция Спайкмена повлияла на принципы американской внешней политики и в особенности стратегии в "холодной войне", прежде всего в 1950—1960 годы (доктрина Трумэна и т. д.).

Развитие межконтинентальных баллистических ракет и выход СССР из "кольца окружения", завоевание им позиций на Кубе, в Африке и т. д. привели к переинтерпретации американской геополитической концепции в духе принципов "динамического сдерживания", осуществляемого на всем геополитическом поле, а рост мощи стран третьего мира привел к постепенному отказу от жесткого дуализма в американской внешней политике.

Под влиянием идей Саула Коэна развилась концепция региональной геополитики, основанной на иерархическом принципе. Он выделял четыре геополитических иерархических уровня:

1.                 геостратегические сферы — Морская и Евразийская, имевшие первостепенное значение для прежней геополитики;

2.                 геополитические регионы — сравнительно однородные и имеющие свою специфику части геополитических сфер (Восточная Европа, Южная Азия и т. д);

3.                 великие державы — США, Россия, Япония, Китай и интегрированная Европа, имеющие свои ключевые территории;

4.                 новые державы — вошедшие в силу сравнительно недавно страны третьего мира, такие как Иран, и не оказывающие ещё решающего воздействия на глобальный геополитический порядок.

Распад СССР и прекращение жесткого противостоянии Суши и Моря привели к дестабилизации мировой системы и её регионализации. В регионах идет интеграция, и они постепенно становятся ведущим геополитическим уровнем, формируя "многополярный мир". Однако этот многополярный мир все больше расслаивается по уровням развития, для дифференциации которых Коэн предложил использовать понятие энтропии — степени хаоса, неопределенности. К регионам с низким уровнем энтропии относят страны Запада и отчасти Хартленд и Средний Восток; регионы с высоким уровнем энтропии — Африка и Латинская Америка. По Коэну, именно низкоэнтропийные формируют мировой геополитический баланс, а высокоэнтропийные выступают в качестве постоянного источника проблем и нестабильности.

Концепция Коэна дает две возможности для своего дальнейшего развития.

Идея доминирования низкоэнтропийных стран ведет к формированию концепции "однополярного мира", центрами которого выступают США, Европа и Япония как три силы, обладающие одинаковой политической системой, высокоразвитой экономикой и интересами, исключающими их войну друг против друга. Айр Страус выдвинул концепцию глобального униполя, основанного на дружелюбии, сотрудничестве и общих демократических ценностях. По мнению Страуса, прочность этого униполя зависит от вхождения в него России, без которой база для глобального униполярного лидерства становится ограниченной. Для геополитиков этого направления характерна идея долговременности сложившегося после окончания "холодной войны" геополитического порядка, идея "конца истории", предложенного Френсисом Фукуямой.

Иное направление связано с ростом "оборонного сознания" в США и констатацией того факта, что регионализация ведет к утрате геополитического доминирования США. Яркое выражение это нашло в концепции столкновения цивилизаций Сэмуэля Хантингтона. По его мнению, для настоящего времени характерна тенденция к десекуляризации — возвращению к религиозной идентичности больших регионов, а значит, ведущую роль отныне играют локальные цивилизации, противостоящие глобальной цивилизации Запада. Иллюстрацей этой концепции является рост исламского фундаментализма. В этих условиях Западу придется предпринять большие усилия для сохранения своего доминирования в противостоянии сразу нескольким конкурирующим цивилизационным центрам.

Среди российских авторов термин "геополитика" впервые стал употребляться в 1920-х годах представителями движения евразийства. В конце 1920-х годов он появился и в СССР. В связи с этим некоторые современные историки считают временем появления русской геополитической школы именно эти годы. Более ранние мыслители, рассматривавшие геополитические вопросы, в таком контексте относятся либо к предшественникам, либо к исследователям вне общей национальной геополитической школы.

Геополитическая карта современного мира сформировалась в результате подведения итогов Второй мировой войны, и была заложена на Ялтинской (1943) и Потсдамской (1945) конференциях (см. схему 7). Ялтинско-Потсдамская геополитическая система просуществовала в своих основных чертах с 1945 по 1991 годы и Все страны мира с конца 40-х годов XX века условно можно было разделить на три крупные группы: первый, второй и третий мир. Страны "первого мира" — наиболее развитые капиталистические государства, опирающиеся на военную мощь США. "Второй мир" — социалистический блок во главе с Советским Союзом. "Третий мир" — бедные и развивающиеся страны, многие из них недавние колонии европейских держав. На протяжении всей второй половины XX века шло военно-политическое и экономическое противостояние первого и второго мира, получившее название "холодная война". Созданный капиталистическими государствами так называемый "мировой рынок", то есть система разделения труда, обмена ресурсами и технологиями, по своим возможностям и объему существенно превосходил аналогичную структуру, выстроенную СССР и его союзниками. Это привело к постепенно накапливающемуся технологическому отставанию социалистического лагеря. СССР для поддержания военно-стратегического паритета, приходилось вести разработку передовых технологий и концентрировать ограниченные ресурсы преимущественно в оборонной сфере, жертвуя всем остальным. К концу 80-х годов советский блок находился в состоянии кризиса, результатом которого стал распад геополитической и геоэкономической системы второго мира. Причины крушения СССР достаточно сложны, можно говорить об одновременном наложении нескольких кризисов: кризиса управленческого, кризиса индустриальной экономики, потребительского кризиса, связанного с резким падением нефтяных цен. Новый геополитический расклад, сложившийся в 90-е годы получил название "однополярный мир". Вместо двух супердержав —СССР и США, осталась одна гипердержава США, армия которых по ряду важных параметров соответствовала так называемому мультидержавному стандарту, то есть превосходила армии остальных крупных военных держав вместе взятых. Геополитическую модель однополярного мира, дополняет разделение наиболее развитых стран (первого мира) на три геоэкономические зоны. Американскую (лидеры США и Канада), европейскую (лидеры Франция и Германия) и азиатско-тихоокеанскую (Китай и Япония). Между ними, а также внутри каждой из зон существует разделение труда. Специализация страны в рамках своей геоэкономической зоны, определяет ее место в глобальном разделении труда и в конечном итоге экономическое благополучие. Лидер американской зоны Соединенные Штаты, специализируются на производстве технологий-образцов (в самом широком смысле — производственных, информационных, гуманитарных). Промышленное производство, то есть массовое и дешевое тиражирование образцов, концентрируется преимущественно в азиатско-тихоокеанском регионе: Китае и так называемых "азиатских тиграх" — Южной Корее, Тайване, Малайзии.

Геополитический рисунок современного мира достаточно сложен. Бесспорное военно-стратегическое лидерство США, дополняется сотрудничеством ведущих экономически развитых стран в формате трех геоэкономических зон. Однако экономическое сотрудничество не означает отсутствия противоречий. После падения общего врага в лице СССР, Европа и США все чаще смотрят на важнейшие мировые проблемы по-разному. Симптоматично сопротивление Франции и Германии планам американского вторжения в Ирак в 2003 году. С другой стороны Китай, освоивший многомиллиардные инвестиции стран первого мира, и ставший с конца 80-х годов "мировой фабрикой", снабжающей весь мир дешевым ширпотребом, в политическом плане абсолютно закрыт для Запада. Все это позволяет многим современным аналитикам прогнозировать возможность перехода к модели "многополярного" мира. Один из ее вариантов, когда на место американской гегемонии, придет система четырех геополитических блоков, сформировавшихся на базе существующих геоэкономических зон с добавлением к ним возродившейся России. Другой вариант, предполагает возникновение примерно 12 "больших пространств" на базе крупных региональных держав.

На низшей ступени геополитической пирамиды расположились страны третьего мира. Третий мир далеко не однороден, наряду с беднейшими странами, в которых доминирует натуральное хозяйство, к нему относится группа стран экспортеров ресурсов (в первую очередь энергоресурсов). Среди этих стран нет влиятельных, богатых и технологически развитых. И это не удивительно. Мировая экономика постиндустриального типа устроена так, что наивысшую прибыль дает продукт, содержащий эксклюзивную, информационную компоненту — знания, технологии, образцы. На ступень ниже индустриальная экономика, тиражирующая эти образцы. Однако, добыча и торговля ресурсами находятся в распределении прибыли еще ниже, поскольку информационный компонент в них отсутствует практически полностью. В качестве контрпримера обычно приводится Саудовская Аравия, с ее высоким уровнем доходов на душу населения. Здесь нужно иметь в виду, что при не большом населении, и еще меньшем проценте имеющих статус граждан, Саудовская Аравия обладает половиной мировых разведанных запасов нефти. Но даже при таком благоприятном стечении обстоятельств, эта страна не является самостоятельным геополитическим игроком. В целом, можно утверждать, что ресурсодобывающая специализация, в значительной степени консервирует политическую и экономическую отсталость страны. Большая часть ресурсодобывающих стран включена в соответствующие геоэкономические зоны в качестве сырьевых придатков. Это так же означает, что зависимость потребителей сырья от его поставщиков мнимая. Скорее наоборот. Попытки шантажа ресурсами могут вызвать жесткий ответ со стороны заинтересованных стран, вплоть до военного вмешательства. Держава располагающая крупными запасами энергоресурсов, и не располагающая необходимыми для их защиты вооруженными силами, будет вынуждена рано или поздно расстаться с значительной долей политического суверенитета, как залог бесперебойных поставок для своих соседей.

Тот факт, что в странах "третьего мира" проживает большая часть населения планеты (примерно пять из шести миллиардов) и расположены они преимущественно в южном полушарии, заставляет говорить о наличии глобального противоречия между богатым, промышленным и научным, "Севером" и бедным, аграрным и ресурсодобывающим, "Югом". Геополитическое противоречие между Севером и Югом проявляется в форме конфликта между европейской и исламской цивилизациями, а так же во все возрастающем демографическом давлении на страны Севера мигрантов из третьего мира. Демографический кризис, а так же неспособность ассимилировать новых мигрантов, представляют одну из основных угроз для стран богатого Севера.


Список литературы


1.                 Бжезинский З. Великая шахматная доска. — М., 2000.

2.                 Геополитика террора (геополитические последствия террористических актов в США 11 сентября 2001 года). — М., 2002.

3.                 Девятов А. Китай и Россия в двадцать первом веке. — М., 2002.

4.                 Е.Морозов. "Русская геополитика в ее историческом развитии". Интернет-ресурс "Славянский мир": http://slavmir.ruweb.info

5.                 Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. — М., 2000.

6.                 Кудинов Л.Б. Геополитические интересы и стратегия России в азиатско-тихоокеанском регионе в XXI веке. — М., 2001.

7.                 Макиндер Х. Географическая ось истории // Классика геополитики XX век. — М., 2003.

8.                 Мейссан Т. 11 сентября 2001 года. Чудовищная махинация. — М., 2002.

9.                 Михайлов Т.А. Эволюция геополитических идей. — М., 1999.

10.             Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях стратегической нестабильности. — М., 1999.

11.             Паршев А. Почему Америка наступает. — М., 2002.

12.             Паршев А. Почему Россия не Америка. — М., 1999.

13.             Переслегин С. Самоучитель игры на "мировой шахматной доске": законы геополитики // Классика геополитики XX век. — М., 2003.

14.             Поздняков Э.А. Геополитика. — М., 1995.

15.             Разуваев В.В. Геополитика постсоветского пространства. — М., 1993

16.             Савицкий П.Н. Географические и геополитические основы евразийства // // Классика геополитики XX век. — М., 2003.

17.             Сирота Н.М. Геополитика. Краткий курс. — СПб., 2006.

18.             Уткин А.И. Глобализация : процесс и осмысление. — М., 2002.


Страницы: 1, 2


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы