Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Консульские привилегии и иммунитеты

Консульские привилегии и иммунитеты

Оглавление

Введение

Глава 1. Иммунитет, его функциональный характер.

Глава 2. Привилегии и иммунитеты консульских должностных лиц.

Глава 3. Иммунитеты и привилегии административно-технического и

обслуживающего персонала консульств.

Заключение

Список использованной литературы

Введение

После обретения независимости в 1991 г. Республикой Казахстан был

начат процесс установления дипломатических и консульских отношений с

различными странами. Для определения международно-правового статуса

казахстанского дипломатического и консульского персонала Казахстан

присоединился к Венским конвенциям «О дипломатических сношениях» 1961 г. и

«О консульских сношениях» 1963 г. Данные международно-правовые документы

определяют порядок открытия и функционирования дипломатических

представительств и консульских учреждений, на которые возлагается

обязанность реализации внешнеполитического курса республики и защиты ее

интересов за рубежом.

В соответствии с положениями Венских конвенций дипломаты и консулы

обладают правом на предоставление им определенных льгот и преимуществ перед

другими иностранными гражданами. Привилегии и иммунитеты дипломатов по

своему содержанию отличаются от привилегий и иммунитетов консулов. Если все

дипломатические привилегии и иммунитеты определены в Венской конвенции 1961

г., то консульский иммунитет вызывает множество вопросов.

Во-первых, он носит так называемый «функциональный» (служебный)

характер, что требует определения в каждом конкретном случае носили ли

действия консула служебный характер или нет. А это нередко бывает

затруднительным.

Другой проблемой, связанной с консульским иммунитетом, является то,

что Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. закрепляет лишь

основные привилегии и иммунитеты консульских должностных лиц. Конкретный же

объем консульских привилегий определяется двусторонними соглашениями между

государствами, поэтому правовой статус консульского персонала в разных

странах различается. Это обусловливает необходимость индивидуального

подхода к консульскому иммунитету в каждой отдельно взятой стране.

При этом, еще в преамбуле Венской конвенции 1963 г. особо

подчеркивается, что привилегии и иммунитеты предоставляются консульским

должностным лицам и консульским учреждениям не для выгод отдельных лиц, а

для обеспечения эффективного осуществления этими учреждениями функций от

имени их государства.

В процессе написания данной работы основными источниками были Венская

конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. и Венская конвенция о

консульских сношениях 1963 г. Конвенция 1963 г. закладывает законодательную

основу деятельности консульских учреждений и закрепляет право консульских

должностных лиц на пользование особыми правами и преимуществами. Венские

конвенции являются универсальными международно-правовыми документами,

положения которых стараются выполнять не только государства,

присоединившиеся к ним, но и все остальные государства, участвующие в

международном общении.

Также была рассмотрена Гаванская конвенция о консульских чиновниках

1928 г., ставшая первым международным соглашением, устанавливающим порядок

организации и функционирования консульских представительств.

На основе постановлений Венской конвенции 1963 г. был разработан и

принят в 1999 г. Консульский Устав РК, который также является важным

источником, определяющим правовой статус консульских учреждений и

консульских должностных лиц Республики Казахстан.

Вопрос консульских привилегий и иммунитетов освещается в работах

различных авторов.

Блищенко И.П. второй раздел своей работы «Дипломатическое право»

посвящает рассмотрению правового статуса консульского учреждения и его

должностных лиц. Основываясь на положениях Венской конвенции о консульских

сношениях 1963 г., он делает анализ консульских привилегий и иммунитетов,

дает историческую характеристику их возникновения и развития, а также

поднимает ряд проблемных вопросов в данной области, в частности вопрос

неприкосновенности консульских помещений.

Не меньший интерес представляет и работа Ильина Ю.Д. «Основные

тенденции в развитии консульского права». Автор рассказывает о различных

аспектах деятельности консульских представительств, раскрывает содержание

консульских привилегий и иммунитетов, объясняет необходимость

предоставления привилегий и иммунитетов консульствам и их персоналу. В

своем исследовании Ильин Ю.Д. также затрагивает вопросы функционирования

нештатных (почетных) консулов, изучает их правовое положение.

Достаточно подробно консульские привилегии и иммунитеты

рассматриваются во многих учебных пособиях, посвященных как консульской

службе в отдельности, так и международному публичному праву в целом.

Последовательный анализ консульских иммунитетов и привилегий дают в

совместной работе исследователи Бобылев Г.В. и Зубков Н.Г. Они

рассматривают консульские преимущества и льготы как необходимую составную

часть консульской службы в целом, определяют связь между должностным

положением лиц различных категорий консульского персонала и объемом

предоставляемых им иммунитетов и привилегий, а также влияние данных

привилегий и иммунитетов на осуществление ими своих функций.

Отдельные главы своих учебных пособий по международному публичному

праву посвятили консульской деятельности известные юристы-международники

Бекяшев С.П., Тункин Н.Г., Колосов В.В. и др.

Краткую характеристику консульским привилегиям и иммунитетам дает

опытный дипломат Фельтхэм Р.Дж. в справочнике «Настольная книга дипломата».

Данная работа была написана с целью рассмотрения привилегий и

иммунитетов, предоставляемых консульскому персоналу, определения различий

между привилегиями и иммунитетом, а также изучения различных подходов к

определению содержания и объема консульских привилегий и иммунитетов.

Привилегии и иммунитеты персонала консульских учреждений

Пункт 1 ст. 1 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. гласит:

"Консульское должностное лицо означает любое лицо, включая главу

консульского учреждения, которому поручено в этом качестве выполнение

консульских функций". К этой категории лиц относятся: генеральный консул,

консул, вице-консул, консульский агент, проконсул и консульский стажер.

Для нормального выполнения своих функций консульские должностные лица

наделяются иммунитетами и привилегиями, которые отражены в Венской

конвенции 1963 г. (ст. 40—57) и в двусторонних консульских конвенциях. Эти

документы определяют права и обязанности консульских должностных лиц и

страны пребывания по отношению к ним.

Сравнительный анализ Венской конвенции 1963 г. и двусторонних

консульских конвенций показывает, что между ними есть множество различий,

особенно в том, что касается иммунитетов и привилегий консульских

должностных лиц.

Рассмотрим данную проблему более подробно. Венская конвенция 1963 г.,

предоставляя консульским должностным лицам иммунитет от юрисдикции,

определяет: "Консульские должностные лица не подлежат юрисдикции судебных

или административных органов государства пребывания в отношении действий,

совершаемых ими при выполнении консульских функций" (п. 1 ст. 43). Это

значит, что консульские должностные лица наделены иммунитетами, которые

носят функциональный, служебный характер.

В современной международной практике служебный (функциональный)

иммунитет предоставляется довольно широкому кругу лиц (консулам, военным

морякам, служащим международных организаций, административно-техническому и

обслуживающему персоналу посольств и др.).[1]

Предоставление служебного иммунитета означает, что лицо, пользующееся

им, освобождается от уголовной, гражданской и административной юрисдикции

государства пребывания в отношении действий, совершаемых при исполнении

служебных обязанностей. Если же правонарушение совершено не при исполнении

служебных обязанностей, данное лицо может быть привлечено к ответственности

в стране пребывания, но только "на основании постановлений судебных

властей, в случае совершения тяжких преступлений" (п. 1 ст. 41).

И здесь возникает проблема, существо которой заключается в

неопределенности понятия "действия, совершаемые при выполнении консульских

функций". В связи с этим на практике нередко возникают трудности в

выяснении того, находилось ли данное лицо в момент, преступления при

исполнении своих служебных обязанностей или нет, следовательно, вправе ли

государство пребывания привлекать его к ответственности. Не меньшие

трудности возникают и в вопросе о том, кто правомочен решать эту проблему:

государство пребывания или направляющее государство.

Анализ доктрины международного права, договорных и законодательных норм,

практики государств показывает отсутствие универсального решения проблемы

служебного иммунитета.

Представляется, что универсального решения данной проблемы вообще не

может быть. Это объясняется, прежде всего, тем, что многообразие

допускаемых правонарушений и невозможность в принципе составить

исчерпывающий перечень служебных обязанностей каждого лица, пользующегося

служебным иммунитетом, исключают возможность выработки конкретных и

универсальных критериев, позволяющих однозначно определить, было или не

было данное лицо в момент совершения правонарушения при исполнении своих

служебных обязанностей. Отсутствие таких критериев усугубляется

возникновением в каждом случае правонарушения противоречия между

интересами, с одной стороны, направляющего государства, которое

заинтересовано в защите своих граждан, и, с другой, — государства

пребывания, которое несет ущерб от совершенного правонарушения. Отсутствие

четких критериев, противоречия между интересами сторон препятствуют

разработке универсальной процедуры рассмотрения вопроса, а его единоличное

решение той или иной стороной может быть необъективным.

На практике вопросы, связанные со служебным иммунитетом, нередко

вызывают разногласия и конфликтные ситуации в отношениях между направляющим

государством и страной пребывания.

Определенным ориентиром в решении указанных вопросов являются судебные

прецеденты. Так, суды признавали себя некомпетентными, расценивая действия

консулов как совершенные при исполнении ими служебных обязанностей, в

следующих случаях:

— отказ консула в выдаче выездной визы (1927 г., Франция);

— нанесение консулом ущерба в результате дорожно-транспортного

происшествия при поездке по служебным делам (1933 г., Франция);

— направление консулом суду сертификата, удостоверяющего статус личности

(1962 г., США);

— выдача консулом паспорта и проездных документов девушке-

соотечественнице, бежавшей от родителей (1970 г., Италия);

— отказ консула выслать гонорар за подготовленную по его просьбе

публикацию (1970 г., США).

Но были случаи, когда суды выносили решения и приговоры в отношении

консулов, рассматривая их действия как совершенные не при исполнении своих

служебных обязанностей:

— неуплата долга за обслуживание (1912 г., Франция);

— разглашение консулом причин отказа в выдаче визы, нанесшее ущерб

репутации (1927 г., Франция);

— убийство местного жителя в результате хулиганских действий консула

(1957 г., Япония);

— аренда личного жилища (1963, 1965, 1967 гг., Франция);

— незаконный экспорт военных самолетов (1965 г., США);

— незаконный ввоз наркотиков (1979 г., США);

. умышленное убийство жены (1980 г., Греция).1

Приведённые прецеденты показывают, что лицо, пользующееся служебным

иммунитетом, в случае совершения уголовного преступления, как правило,

привлекается к уголовной ответственности в государстве пребывания, т. е.

совершение преступления почти всегда рассматривается как действие,

выходящее за пределы служебных обязанностей. Обобщив практику привлечения к

уголовной ответственности консульских должностных лиц, французский юрист Ш.

Руссо отмечал, что "в случае совершения преступления иммунитет от уголовной

юрисдикции не действует, таким образом, консул может быть арестован и,

будучи приговорен, должен в принципе отбыть наказание. Сложнее обстоит дело

в случае совершения проступков и иных нарушений".

Нерешенным является вопрос и о том, кто правомочен, определять, было или

не было конкретное лицо в процессе совершения правонарушения при исполнении

служебных обязанностей: государство пребывания или направляющее

государство? Большинство зарубежных авторов считает, что этими правомочиями

должен быть наделен суд страны пребывания.

За компетенцию суда направляющего государства в этом вопросе в свое

время выступали в основном советские авторы.

В иностранных государствах вопрос о том, был или не был носитель

функционального иммунитета при исполнении служебных обязанностей, нередко

решается судебными органами страны пребывания. А в США компетенция суда в

решении этого вопроса закреплена законом.

Случаи привлечения к уголовной ответственности лиц, пользующихся

служебным иммунитетом, присутствовали в конце 1947 г. и в начале 1948 г.

Были арестованы по обвинению в шпионаже и приговорены к длительным срокам

лишения свободы секретарь, шофер и курьер турецкого консульства в г.

Батуми.2

В других случаях при совершении консульским должностным лицом

преступления Министерство иностранных дел всегда обращалось к

соответствующему консульскому учреждению или дипломатическому

представительству с запросом: было или не было данное лицо в момент

совершения правонарушения при исполнении служебных обязанностей.

Естественно, во всех случаях, иногда даже вопреки здравому смыслу, отвечали

положительно, и вопрос о возможной уголовной ответственности снимался.

Таким образом, консульское должностное лицо неприкосновенно при

исполнении своих функциональных обязанностей, и государство пребывания

обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие

меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу

или достоинство (ст. 40). В п. 1 ст. 41 Венской конвенции 1963 г.

говорится: "Консульские должностные лица не подлежат ни аресту, ни

предварительному заключению, иначе как на основании постановлений

компетентных судебных властей в случае совершения тяжких преступлений".

Пункт 2 гласит:

"За исключением случаев, указанных в п. 1 настоящей статьи, консульские

должностные лица не могут быть заключены в тюрьму. А также не подлежат

Страницы: 1, 2, 3, 4


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы