Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Жан Бодрийар - аналитик современного общества

Жан Бодрийар - аналитик современного общества

Московский Государственный Университет

им. М.В.Ломоносова

Химический Факультет

Реферат

“Жан Бодрийар - аналитик современного общества”

Аспирант 1-го года обучения

Ф. И. О.

Преподаватель

Ф. И. О.

Москва

2003

Содержание.

1. Введение.

2. Краткая биография Ж. Бодрийара.

3. Основные идеи и тексты Бодрийара.

4. Библиография.

Введение.

По мере развития цивилизации, расширения научных и информационных

рамок нашего социума, общение между индивидуумами постоянно изменяется.

Совершенно очевидно, что меняется, по крайней мере, форма передачи

информации между субъектами – и, вопрос, открытый для обсуждения, -

меняется ли, хоть несколько, содержание… Важной проблемой, по-видимому,

является осознание истинности многих информационных построений, а также

понимание полезности (или, напротив, вреда) в использовании определенного

подхода (к примеру, чрезмерной открытости вопроса – то, что привыкли

называть демократичностью в широком смысле этого слова) к той или иной

области человеческих взаимоотношений (как то, интимное общение – ранее

сильно табуированная область). Можно с большой долей уверенности

утверждать, что современная информационная реальность наполнена фантомами;

что “детабуирование” некоторых сторон жизни человека в попытке явить истину

глазам социума привело к эмоциональному, энергетическому истощению этих

отношений и созданный образ сразу же перестал соответствовать

действительности, которую он должен был бы отображать. Подобное

“опустошение отображений реальности” и построение отображений этих

отображений (и без того уже «пустых» и ни чему не соответствующих) один из

наиболее сильных признаков наступившего информационного века. Это –

«построение многоэтажных воздушных замков, основанием которых служит

пропасть». Следует отметить, что человек, сталкиваясь с подобной подменой

реальности, переживает ее отнюдь не безболезненно.

Современный человек, подкупленный неутихающими хвалебными рассуждениями про

наступающую абсолютную информационную глобализацию, привык думать, что

информирован буквально обо всем происходящем в мире и обществе. Он перестал

себе задавать вопрос о истинности, для него этот вопрос дискомфортен – он

помнит, что «информация – значит власть» , и полагая себя информированным,

может думать о некой могущественности. Тестирование окружающего его

информационного поля на истинность покажет ему реальный мир, в котором он

не может полагаться буквально ни на один из привычных источников

информации, а ощущение могущественности сменится ощущением беспомощности,

дезориентированности и информационной слепоты. Однако, стоит заметить, что

благодаря той же самой информационной глобализации и усилиям людей,

создающих информационную картину нашего мира, сталкивается человек с

реальностью все реже и реже. Впрочем, и впечатление от подобного

столкновения, должно быть все больнее.

Зададимся вопросом – откуда мы узнаем о событиях в мире? – и поймем, что

это TV и Internet. Можно конечно возразить, что есть еще радио, книги,

фильмы и общение с окружающими людьми – но, боюсь, все добавленные

источники информации сведутся к первым двум. Причины? Причины просты: TV и

Internet наиболее глобальны, наиболее разнородны по составу (имеются в виду

телекомпании либо сайты), и вызывают у нас наименьшие сомнения. Здесь и

кроется одна из крупнейших ошибок современного человека – это доверие.

Люди доверяют мнениям, доверяют «картинке» на TV экране, доверяют

содержимому сайтов. Возможно, это будет несколько неожиданным примером,

однако задумайтесь: О каком количестве крупных событий, произошедших в

мире, допустим, за последние 10 лет мы можем утверждать, что знаем

истинную, доказанную и реальную картину. Произошло несколько войн, крупных

техногенных катастроф, террористических актов… И не удивительно, что в

подобной ситуации проблема реальности и кажимости, возникает достаточно

остро. Намного хуже, что начиная отрицать окружающую информационную среду ,

человек отрицает ее столь же категорично и слепо, как ранее в нее верил.

Краткая биография Ж. Бодрийара.

Родился в 1929 г. в Реймсе. Французский философ и социолог,фотограф.

Изучал историю германской литературы. Переводчик (труды К. Маркса),

преподаватель (университет в Нантерре). Редактор журналов "Utopie",

"Traverses". Переводил

сочинения Б. Брехта. Участник событий мая 1968 г. Заметки, написанные им

для парижской газеты Либерасьон были впоследствие опубликованы отдельной

книгой («Ecran total»), др. работы: “Система объектов” (1968), “Общество

потребления” (1970), “К критике политической экономии знака” (1972),

“Зеркало производства или критическая иллюзия исторического материализма”

(1973), “Символический обмен и смерть” (1976), “Забыть Фуко” (1977), “Об

обольстительности” (1979), “Симулякры и симуляция” (1981), “Фатальные

стратегии” (1983), “Прозрачность зла” (1990), “Безразличный пароксит”

(1997). Сегодня - французский эстетик, культуролог и социолог. Преподает

социологию в Парижском университете. Начав свою карьеру как социолог, Жан

Бодрийяр сегодня является одним из известнейших мировых мыслителей,

исследующих феномен так называемого "постмодерна".

Основные идеи и тексты Бодрийaра.

Понятие симулякры.

Основным понятием, обусловившим популярность данного философа

(возможно, даже более соответствующего званию социолога) является понятие

симулякры. Симулякра не есть отображение реальность, симулякра – это

реальность, отображение ничто. Это отражение в зеркале, которое не требует

более ни зеркала ни исходного предмета.

«The simulacrum is never that which conceals the truth--it is the truth

which

conceals that there is none.

The simulacrum is true.»

Ecclesiastes

Почти дословно: «Симулякра – это не то, что соотносится с истиной; это

истина, соотносящаяся с несуществующим. Симулякра – истинна. » [1].

Можно задаться вопросом – как же появляются симулякры в нашей

информационной реальности, если они при этом не являются отражением чего-

либо истинного. Так или иначе, все наши идеи имеют корни в происходящем и

окружающем нас. Ж. Бодрийар предлагает рассматривать симулякры как

финальную стадию эволюции отображений (имиджей) действительности [1]:

«Каковы могут быть фазы имиджа?

1. Имидж – это отображение существующей действительности

2. Имидж маскирует и извращает существующую действительность

3. Имидж маскирует отсутствие действительности

4. Имидж не имеет связей вообще с какой-либо действительностью: это

чистая симулякра

В первом случае, имидж – явление скорее позитивное: это представление

имеющее порядок знака, символа. Во втором, негативное – имидж как пагубное

проявление. В третьем – представление играет роль колдовства, маскируя

отсутствие. В четвертом – это феномен, вовсе не являющийся представлением –

это симуляция. »

В качестве примера симуляции Бодрийар ссылается на феномен Диснейлэнда [1].

«Гиперреальный и воображаемый Диснейлэнд - совершенная модель запутанных

законов симуляции. Для начала – это игра иллюзий и фантомов: пираты,

границы, будущий мир и т.п. Этот воображаемый мир, как предполагается,

существует, что и делает все это успешным. Но, что притягивает людей

гораздо больше – это социальный микрокосм, миниатюризированная и

религиозная Америка со всеми ее преимуществами и недостатками. Вы

паркуетесь вне Диснейэнда, становитесь в очередь внутри и, – уже не желаете

выходить. В этом воображаемом мире единственной фантасмагорией является

свойственная толпе теплота и притягательность, а также чрезмерное

количество устройств, призванных создавать и поддерживать этот эффект

множественных переживаний. В абсолютном контрасте с этим находится

одиночество, изолированность парковочной площадки вне Диснейленда – это же

настоящий концентрационный лагерь! Или: внутри – все разнообразие самых

разных устройств притягивает людей, а вовне – только одиночество направлено

на устройство, это устройство – автомобиль. И по совершенно невероятному

совпадению (такие совпадения – несомненно, одно из наиболее очаровательных

свойств этого мира) этот сильно замороженный инфантильный мир был создан

человеком, Уолтом Диснеем, впоследствии замороженным самим, и дожидающимся

ныне при минус ста восьмидесяти градусах по Цельсию своего воскрешения.»

Можем ли мы сказать, что данный пример единственный и, вообще,

специфический, так как Диснейлэнд и его гиперреальность это область

детского восприятия? Можем ли мы утверждать, что «взрослый мир» более

«серьезен»? Нет. Более того, фантомов взрослого мира гораздо больше и верят

в них гораздо безотчетнее. Современная политика, экономика, понятие

«демократии», «объективность» масс-медиа, реальность компьютерной

реальности… И это лишь капля в море наших современных заблуждений. Когда

нам говорят слово «демократия» (а мы привыкли его слышать) мы уже не

спрашиваем себя действительно ли слышен голос народа, действительно ли в

стране о которой это говорится нет узурпированности власти 2-3-мя партиями,

не подвергаем это лживое понятие критике. Когда нам сообщают по новостным

каналам, что какой-либо терракт совершен определенной группировкой или

человеком мы не стремимся отвергнуть эту информацию как недоказанную, более

того, возможно фальсифицированную. В данном ключе, мы более склонны

интересоваться правдой, касающейся событий давно минувших, как то:

Карибский кризис, убийство Кеннеди, история 3 рейха… Почему? Почему мы,

зная, что большая часть информации, поступающей к обывателю лжива, не можем

отказаться от восприятия этого потока. В сущности, люди сами склонны жить в

иллюзиях, мистификациях и не стремятся видеть реальный мир. Современный

человек не может сказать «не знаю» о чем-либо происходящем – он желает

иметь своё собственное мнение, пускай, и сформированное, базируясь на

недостоверной информации. Анализировать же факты прошлых лет и указывать на

то, что людей тогда намеренно дезинформировали, - это популярно и

привлекательно, так как выставляет людей современных в более

информированном, выгодном положении по сравнению с людьми 60-х или, к

примеру, 80-х годов.

О проблеме масс-медиа Бодрийар пишет в своей работе [2]:

“Характерной чертой масс-медиа является то, что они предстают в качестве

антипроводника, что они нетранзитивны, что они антикоммуникативны, - если

мы примем определение коммуникации как обмена, как пространства взаимосвязи

слова и ответа, а следовательно, и ответственности, - что они вовсе не

обладают психологической и моральной ответственностью, но выступают в

качестве личностной корреляции одной и другой стороны в процессе обмена.

Иными словами, если мы определяем коммуникацию как нечто иное, нежели

просто передача/прием информации, то последняя подвержена обратимости в

форме feed-back (обратная связь).

Таким образом, вся современная архитектура масс-медиа основывается на этом

нашем последнем определении: они являют собой то, что навсегда запрещает

ответ, что делает невозможным процесс обмена (разве только в формах

симуляции ответа, которые сами оказываются интегрированными в процесс

передачи информации, что, однако, ничего не меняет в однонаправленности

коммуникации). Именно в этом - их подлинная абстракция. И именно на этой

абстракции основывается система социального контроля и власти.

Для того, чтобы хорошо уяснить себе смысл термина "ответ", последний нужно

взять в строгом его смысле, а для этого нужно обратиться к эквиваленту

этого термина в "примитивных" обществах: власть принадлежит тому, кто

способен ее дать и кому она не может быть возвращена. Отдать и сделать так,

чтобы вам было невозможно вернуть отданное, означает: разорвать процесс

обмена в свою пользу и установить монополию - тем самым социальный процесс

оказывается нарушенным. Вернуть отданное, напротив, означает разрушить

властные отношения и образовать (или вновь образовать) на основе

антагонистической взаимосвязи цепь символического обмена. То же самое

происходит и в области масс-медиа: нечто оказывается произнесенным, и все

делается таким образом, чтобы на эти слова не было получено никакого

ответа. Поэтому-то единственно возможная революция в этой области - как,

впрочем, и во всех других областях (т. е. просто революция) - есть

восстановление возможности ответа. Эта простая возможность предполагает

переворот во всей современной структуре масс-медиа.

Никакой иной возможной теории или стратегии не существует. Все робкие

попытки демократизировать содержание, разрушить его, восстановить

"прозрачность кода", контролировать процесс передачи информации, создать

обратимость связей или взять контроль над масс-медиа представляются

абсолютно безнадежными, если не разрушена монополия слова. Причем разрушить

эту монополию надо не для того, чтобы дать это слово лично каждому, но так,

чтобы это слово вступило в процесс обмена, обрело бы способность быть

переданным и быть возвращенным, подобно взгляду, а порой и улыбке, и так,

чтобы этот процесс никогда бы не смог быть остановлен, заморожен, скован и

заново воссоздан в каком-либо ином месте социального процесса.

На настоящий момент мы пребываем в состоянии не-ответа, безответственности.

"Минимальная автономная деятельность со стороны наблюдателя или

избирателя", - говорил Энзенбергер. И действительно, первым и самым

прекрасным из всех масс-медиа является избирательная система: ее вершиной

выступает референдум, в котором ответ уже заключен в вопросе; равно как и в

разного рода опросах слово везде отвечает самому себе посредством уловки,

замаскированной под ответ, и здесь также абсолютизация слова под формальной

личиной обмена выступает в виде самого определения власти…”

Масс-медиа не является обменным информационным инструментом [2]: “В этом -

суть развития масс-медиа. Это не просто совокупность технических средств

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы