Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Истоки истории

Истоки истории

ВВЕДЕНИЕ.

История человечества в значительной степени исчезла из нашей памяти. Лишь

исследовательские поиски в какой-то мере приближают нас к ней.

Глубина длительной доистории — всеобщей основы,— по существу, не

проясняется тусклым светом нашего знания. Данные исторического времени —

времени письменной документации — случайны и неполны, число источников

растет лишь начиная с XVI в. Будущее неопределенно, это область

беспредельных возможностей.

Между безмерной доисторией и неизмеримостью будущего лежат 5000 лет

известной нам истории, ничтожный отрезок необозримого существования

человека. Эта история открыта в прошлое и будущее. Ее нельзя ограничить ни

с той, ни с другой стороны, чтобы обрести тем самым замкнутую картину,

полный самодовлеющий ее образ.

В этой истории находимся мы и наше время. Оно становится бессмысленным,

если его заключают в узкие рамки сегодняшнего дня, сводят к настоящему.

Целью книги Ясперс хотел содействовать углублению нашего сознания

современности.

Настоящее совершается на основе исторического прошлого, воздействие

которого мы ощущаем в себе.

С другой стороны, свершение настоящего определяется и скрытым в нем

будущим, ростки которого мы, принимая или отвергая, считаем своими.

Но свершенное настоящее заставляет нас заглянуть в вечные истоки.

Пребывая в истории, выйти за пределы всего исторического, достигнуть

всеобъемлющего; это - последнее, что недоступно нашему мышлению, но

коснуться чего мы все-таки можем.

Первая часть

МИРОВАЯ ИСТОРИЯ

По широте и глубине перемен во всей человеческой жизни нашей эпохе

принадлежит решающее значение. История человечества в целом может дать

масштаб для осмысления того, что происходит в настоящее время. То, что у

нас вообще есть история; что история сделала нас такими, какими мы кажемся

сегодня; что продолжительность этой истории до настоящего момента

сравнительно очень невелика,— все это заставляет нас задать ряд вопросов.

Откуда это? Куда это ведет? Что это означает? Человек издавна создавал для

себя картину мира: сначала в виде мифов, затем калейдоскопа божественных

деяний, движущих политическими судьбами мира, еще позже—данного в

откровении целостного понимания истории от сотворения мира и грехопадения

человека до конца мира и страшного суда. Принципиально иным становится

историческое сознание с того момента, как начинает опираться на

эмпирические данные. Сегодня реальный горизонт истории необычайно

расширился. Библейское ограничение во времени — 6000-летнее существование

мира — устранено. Исследователи ищут в прошлом следы исторических событий,

документы и памятники былых времен. Эмпирическая картина истории может

свестись к простому выявлению отдельных закономерностей и нескончаемому

описанию множества событий: одно и то же повторяется, в различном

обнаруживается подобное; существуют различные структуры политической власти

в типичной последовательности их форм, существует также их исторические

взаимопересечение; в сфере духовного существует равномерное чередование

стилей и сглаживание неравномерностей длительности.

Но можно стремиться и к сознанию единой обобщающей картины мира в ее

целостности: тогда выявляется наличие различных культурных сфер и их

развитие; они рассматриваются отдельно и во взаимодействии; постигается их

общность в постановке смысловых проблем и возможность их взаимопонимания; и

наконец, разрабатывается некое смысловое единство, в котором все это

многообразие обретает свое место (Гегель)

Ясперс считал, что каждый, кто обращается к истории, невольно приходит к

этим универсальным воззрениям, превращающим историю в некое единство. Эти

воззрения могут быть некритичными, более того, неосознанными и поэтому

непроверенными. В историческом мышлении они обычно являются само собой

разумеющимися предпосылками.

История есть там, где живут люди. Мировая история охватывает во времени и

пространстве весь земной шар. По своему пространственному распределению она

упорядочивается географически (Гельмольт). История была повсюду. Благодаря

вычленению в истории целостных культур вновь стали уделять внимание

соотношению рангов и структур

Из чисто природного человеческого существования вырастают наподобие

организмов, культуры рассматриваются как самостоятельные формы жизни,

имеющие начало и конец. Культуры не взаимосвязаны, но иногда могут

соприкасаться и мешать друг другу. Шпенглер насчитывает 8, Тойнби — 21

культуру. Шпенглер определяет время существования культуры в тысячу лет,

Тойнби не считает, что оно может быть точно определено.

Оригинальную всеохватывающую картину исторического развития дал в нашу

эпоху Альфред Вебер. Его концепция универсальной истории, культурная

социология, остается по существу очень открытой, несмотря на склонность

делать предметом познания культуру как целостность. Тонкая историческая

интуиция и безошибочное чутье в определении ранга духовных творений

позволяют ему нарисовать процесс исторического развития, не возводя в

принцип ни тезис о рассеянных, не соотносящихся друг с другом культурных

организмах, ни единство человеческой истории как таковой. В его концепции

представлен всемирно-исторический процесс, который он разделяет на

первичные культуры, вторичные культуры первой и второй ступени и доводит до

истории западноевропейской экспансии, идущей с 1500 г.

Карл Ясперс уверен что человечество имеет единые истоки и общую цель. Эти

истоки и эта цель нам неизвестны, во всяком случае, в виде достоверного

знания. Они ощутимы лишь в мерцании многозначных символов. Наше

существование ограничено ими. В философском осмыслении мы пытаемся

приблизиться к тому и другому, к истокам и к цели.

Ясперс писал: «Все мы, люди, происходим от Адама, все мы связаны

родством, созданы Богом по образу и подобию Его. Вначале, у истоков,

откровение бытия было непосредственной данностью. Грехопадение открыло

перед нами путь, на котором познание и имеющая конечный характер практика,

направленная на временные цели, позволили нам достигнуть ясности. На

завершающей стадии мы вступаем в сферу гармонического созвучия душ, в

царство вечных духов, где мы созерцаем друг друга в любви и в безграничном

понимании.»

К истории относится все то, что, во-первых, будучи неповторимым, прочно

занимает свое место в едином, единственном, процессе человеческой истории

и, во-вторых, является реальным и необходимым во взаимосвязи и

последовательности человеческого бытия.

Карл Ясперс ввел понятие осевого времени. Явление Сына Божьего есть ось

мировой истории. Ежедневным подтверждением этой христианской структуры

мировой истории служит наше летоисчисление. Но христианская вера — это лишь

одна вера, а не вера всего человечества. Недостаток ее в том, что подобное

понимание мировой истории представляется убедительным лишь верующему

христианину.

Ось мировой истории, если она вообще существует, может быть обнаружена

только эмпирически, как факт, значимый для всех людей, в том числе и для

христиан. Эту ось следует искать там, где возникли предпосылки, позволившие

человеку стать таким, каков он есть; где с поразительной плодотворностью

шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от

определенного религиозного содержания, могло стать настолько убедительным

,что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их

исторической значимости. Эту ось мировой истории Ясперс относит, по-

видимому, ко времени около 500 лет до н.э., к тому духовному процессу,

который шел между 800 и 200 гг. до н. э. Тогда произошел самый резкий

поворот в истории. Появился человек такого типа, какой сохранился и по сей

день. Это время мы вкратце будем называть осевым временем.

1. Характеристика осевого времени

В это время происходит много необычайного. В Китае жили тогда Конфуций и

Лао-цзы, возникли все направления китайской философии, мыслили Мо-цзы,

Чжуан-цзы, Ле-цзы и бесчисленное множество других *. В Индии возникли

Упанишады, жил Будда; в философии — в Индии, как и в Китае, — были

рассмотрены все возможности философского постижения действительности,

вплоть до скептицизма, до материализма, софистики и нигилизма; в Иране

Заратусгра учил о мире, где идет борьба добра со злом, в Палестине

выступали пророки — Илия, Исайя, Иеремия и Второисайя;

в Греции — это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона,

трагиков, Фукидида и Архимеда *. Все то, что связано с этими именами,

возникло почти одновременно в течение немногих столетий в Китае, Индии и на

Западе независимо друг от друга.

Новое, возникшее в эту эпоху в трех упомянутых культурах, сводится к тому,

что человек осознает бытие в целом, самого себя и свои границы. Перед ним

открывается ужас мира и собственная беспомощность. Стоя над пропастью, он

ставит радикальные вопросы, требует освобождения и спасения. Осознавая свои

границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах

самосознания и в ясности трансцендентного мира.

Все это происходило посредством рефлексии. Сознание осознавало сознание,

мышление делало своим объектом мышление. Началась духовная борьба, в ходе

которой каждый пытался убедить другого, сообщая ему свои идеи, обоснования,

свой опыт. Испытывались самые противоречивые возможности. Дискуссии,

образование различных партий, расщепление духовной сферы, которая и в

противоречивости своих частей сохраняла их взаимообусловленность,— все это

породило беспокойство и движение, граничащее с духовным хаосом.

В эту эпоху были разработаны основные категории, которыми мы мыслим по

сей день, заложены основы мировых религий, и сегодня определяющих жизнь

людей. Во всех направлениях совершался переход к универсальности.

Этот процесс заставил многих пересмотреть, поставить под вопрос,

подвергнуть анализу все бессознательно принятые ранее воззрения, обычаи и

условия. Все это вовлечено в водоворот. В той мере, в какой воспринятая в

традиции прошлого субстанция была еще жива и действенна, ее явления

прояснялись и она тем самым преображалась.

Мифологической эпохе с ее спокойной устойчивостью пришел конец. Основные

идеи греческих, индийских, китайских философов и Будды, мысли пророков о

Боге были далеки от мифа. Началась борьба рациональности и рационально

проверенного опыта против мифа (логоса против мифа), затем борьба за

трансцендентного Бога, против демонов, которых нет, и вызванная этическим

возмущением борьба против ложных образов Бога. Божество неизмеримо

возвысилось посредством усиления этической стороны религии. Миф же стал

материалом для языка, который теперь уже выражал не его исконное

содержание, а нечто совсем иное, превратив его в символ. В ходе этого

изменения (по существу, тоже мифотворческого), в момент, когда миф, как

таковой, уничтожал

мирам, присущие феноменам осевого времени, составляют вершину всей

предшествующей истории? Всегда ли более позднее при всем его величии и

своего рода исключительности бледнеет перед более ранним — Вергилий перед

Гомером, Август перед Солоном, Иисус перед Иеремией *?

Совершенно очевидно, что безусловное утверждение такого рода было бы

неверным. Явления более позднего времени имеют свою ценность, такую, какой

еще не было раньше, определенную степень зрелости, утонченную изысканность,

душевную глубину, особенно если иметь в виду «исключения». Историю

невозможно подчинить иерархии рангов, в основу которой было бы положено

некое универсальное представление, автоматически устанавливающее градацию.

Однако из постижения осевого времени следует определенная постановка

вопроса и, быть может, известная предвзятость по отношению к более поздним

4'^чоменам — но именно поэтому вспыхивает ярким светом то действительно

новое и по-иному великое, что не относится к осевому времени. Например,

тот, кто занимается философией, хорошо знает, что после чтения греков в

течение нескольких месяцев Августин воспринимается как освобождение из

холодной безличной сферы и переход к проблемам совести, уйти от которых с

этого момента уже невозможно и которые совершенно чужды грекам. Но после

длительных занятий Августином вновь пробуждается стремление вернуться к

грекам и смыть в сфере их здорового мироощущения замутненность,

образовавшуюся в ходе этих занятий. На земле нигде нет ни полной истины, ни

настоящего спасения.

И осевое время не избежало гибели. Развитие продолжало идти своим путем.

Лишь одно я считаю бесспорным: постижение осевого времени определяет наше

осознание современной ситуации и исторического развития, доводя его —

независимо от того, принимаем ли мы эту идею или отвергаем ее,— до таких

выводов, которые я мог здесь лишь наметить.

Речь идет о том, как мы понимаем конкретное единство человечества.

II. СХЕМА МИРОВОЙ ИСТОРИИ

Для того чтобы удостовериться в основах нашего существования, мы обращаемся

к глобусу. Глядя на движущийся в нашей руке глобус, мы пытаемся

ориентироваться в чех основных положениях, которые сообщают нам географы и

историки о разделении суши и моря, о различных странах света и

государствах, о местах, где сложились первые культуры.

1. В едином порыве массы земли простираются от западных берегов Европы и

Африки к крайней восточной границе Америки, т. е. от Атлантического

океана к Атлантическому океану. Атлантический океан в отличие от

Тихого океана был вплоть до Колумбавеликой территориальной границей

человечества, тогда как на восток и запад еще в доисторическое время

повсеместно предпринимались путешествия. (Появление норманнов в

Северной Америке — исключение, не имевшее серьезных последствий.)

2. Расы: белые, черные, монголы, индейцы заселяли вплоть до нового

времени земной шар в более или менее замкнутых областях; правда,

существовали некоторые переходные расовые типы.

3. Человек селился повсюду, где была хоть малейшая возможность жить.

Перед нами огромные пространства на севере Азии, в Африке, Америке,

где люди жили, не создавая, однако, ничего значительного в сфере

духовной культуры. Перед нами области севера и юга, население которых,

оттесненное к крайним их границам, свидетельствует самыми формами

своего существования о том, что могут совершить люди. Мы видим, какое

значение для культуры имеют основные типы ландшафта: долины рек.

Средиземноморское побережье, океанские бухты, островной мир, равнины,

степи, пустыни.

4. Американский континент был заселен одной расой — индейцами. Здесь нет

Страницы: 1, 2, 3, 4


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы