Меню

Теги для нашей библиотеки:

Рефераты бесплатно, доклады, курсовые работы, рефераты бесплатно, реферат, рефераты, рефераты скачать, Рефераты бесплатно, большая бибилиотека рефератов, и многое другое.


  Исследование феномена катарсиса

Исследование феномена катарсиса

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение……………………………………………………... С. 3

1. Внутренние особенности трагедии по Аристотелю……... С. 8

А). Что есть трагедия?………………………………... С. 8

В). «Страх» и «сострадание»…………………………С. 11

2. Катарсис: понятие, сущность и функции………………….С. 15

А). Античное понимание катарсиса как

Эстетической категории……………………………….С. 15

В). Катарсис Аристотеля в интерепретации

А.Ф. Лосева……………………………………………..С. 17

С). Пост-аристотелевские исследования

феномена катарсиса…………………………………… С. 22

3.Практическое использование катарсиса в психологии……… С. 26

А). Психологи о катарсисе……………………………..С. 26

В). Катарсис в психодраме……………………………..С. 28

С). Катарсис и медитация………………………………С. 35

Заключение……………………………………………………..С. 39

Список литературы…………………………………………….С. 41

Приложение…………………………………………………….С. 44

Введение.

Проблема катарсиса – трагического очищения – вызвала в истории

философии, эстетики и литературы многочисленные споры. Одна из причин

подобных споров своим основанием имеет недостаточно удовлетворительную

сохранность «Поэтики» Аристотеля, а другая – принципиальную

противоположность позиций дискутирующих сторон. Характер сложности проблемы

трагического катарсиса, по образному выражению Н.И. Новадского [1], может

быть сопоставлен в этом отношении с знаменитым «гомеровским вопросом».

Поэтому давать подробный анализ основных вариантов решений, которые

наметились в толковании аристотелевского катарсиса, трудно, так как даже

простое перечисление трудов о катарсисе Аристотеля займет не один десяток

страниц. В своем исследовании мы отметим особенности некоторых работ по

этому вопросу и попытаемся наглядно показать варианты решений данной

проблемы (см. приложение).

Целью представленной работы является исследование феномена катарсиса

(его сущности, функций, значения). Объект исследования - психическое

переживание, предмет – феномен катарсиса у Аристотеля и его развитие в пост-

аристотелевской мысли.

Исследование проводится на основе следующих трудов Аристотеля:

«Метафизика», «Физика», «О душе», «Политика», «Этика», «Риторика» и

«Поэтика, или Об искусстве поэзии». Наиболее часто используются переводы

Гаспарова М.Л. и Лосева А.Ф. Также мы использовали работы философов,

литераторов и психологов. Из трудов античных философов здесь представлены

работы Платона, Пифагора, Квинтилиана, Эмпедокла, Гераклита и Ямвлиха. В

пост-арситотелевское время проблемой занимались исследователи: Я. Бернайс,

У. Шекспир, Э. Целлер, Э. Мюллер, Д. Лессинг, И.В. Гете, Ф. Шиллер, Ж.-Ж.

Руссо, К. Целль, Д. Кок, К. Зелл, Й. Хейнзинга, Ф. Гегель, К. Маджи, Д.

Лэмбин, Д. Гейнсиус, З. Фрейд, Г. Гейне, Ф. Фишер, Ф. Ницше, А. Маслоу, Я.

Морено, Р. Ошо и др. Из отечественных исследователей катарсиса мы отмечаем

следующих: В. Волькенштейн, Н.И. Новадский, А.Н. Чанышев, Ф.М. Достоевский,

Л.С. Выготский, А.Ф. Лосев.

В первой главе нами поставлена задача выявить особенности

аристотелевской трагедии, так как именно в связи с ней он упоминал об

очищении или катарсисе. Так как по Аристотелю очищение происходит через

переживание «страха» и «сострадания», этим понятиям посвящен второй раздел

первой главы.

Вторая глава данной работы посвящена феномену катарсиса. Мы поставили

перед собой следующие задачи:

- рассмотреть античные традиции понимания катарсиса;

- отметить особенности понимания аристотелевского катарсиса А.Ф.

Лосевым, который на наш взгляд наиболее близко подошел к верному

варианту решения проблемы;

- рассмотреть феномен катарсиса в интерпретации исследователей пост-

аристотелевского времени

Третья глава посвящена проблеме практического использования катарсиса в

психологии. Здесь мы выделили следующие задачи:

- рассмотреть феномен катарсиса в интерпретации психологов и отметить

варианты использования его в психологии;

- исследовать опыт практического применения феномена в психодраме;

- выявить роль катарсиса в медитации на основе работ философа и

психолога Р. Ошо.

Наиболее актуальной задачей данного исследования является рассмотрение

возможности практического применения феномена катарсиса, определение

которого сформулировал еще Аристотель, в современной психологии. Эта

проблема в целом была мало изучена, поэтому наша работа представляет

интерес при изучении феномена катарсиса в психологии.

Чтобы подойти к вопросу о катарсисе в философии Аристотеля, необходимо

рассмотреть философско-психологическую компоненту его творчества. Это

поможет выявить отправную точку его рассуждений о катарсисе.

Аристотеля можно считать родоначальником психологии, так как именно

ему принадлежит первый в истории науки психологический трактат «О душе».

Аристотель понимает душу очень широко. Там, где есть жизнь, там есть и

душа. Поэтому наделены жизнью и одушевлены и растения, которые обладают

лишь движением в смысле питания, роста; и животные, которые обладают еще и

способностью ощущения; и человек, которому свойственно все предыдущее и

также ум, мышление, рассуждение; и, наконец, Бог, который обладает лишь

умом. «Все состояния человеческой души связаны с телом: негодование,

кротость, страх, сострадание, отвага, а также радость, любовь и отвращение;

вместе с этими состояниями души испытывает нечто и тело»[2]. Она разделена

Аристотелем на две части: разумную и неразумную, последняя же – на

растительную и страстную (стремящуюся, аффективную). При этом ощущения у

Аристотеля тесно связаны со способностью стремления. Разумная часть души

распадается на рассудок (т.е. практический разум) и собственно разум

теоретический. Практический разум должен властвовать над страстной частью

души, которая разумна лишь в той степени, в какой она повинуется разуму.

Теоретический же, созерцательный разум, который «не мыслит ничего

относящегося к деятельности и не говорит о том, чего следует избегать или

добиваться»[3], не имеет отношения к аффективной части души. Между тем

именно эта последняя, полная стремлений, движет душой. Практический ум,

направленный на деятельность, отличается от созерцающего своей

направленностью к цели и тоже движет душой. Теоретический разум – это

субъект познания, он делится на «ум, который становится всем», и на «ум,

все производящий», что позднее было названо соответственно пассивным и

активным интеллектом. По Ф. Нуйенсу, который описывал в своем труде

«Эволюция психологии Аристотеля» определенную последовательность его

сочинений, в последний период деятельности Аристотель стал истолковывать

душу как энтелехию тела; такая душа не бессмертна, она возникает и погибает

вместе с телом, зато ум (нус) совершенно отделяется от души, как

нематериальный и бессмертный[4].

Важно упомянуть здесь также учение Аристотеля об умном перводвигателе

как первооснове всей его философии. Он писал в «Метафизике» (XII книга) о

том, что смысловая картина вечно движущегося мира есть энергия сущности

мира. Мир являет себя в этой энергии. Но так как нет ничего, кроме этого

энергитийного смысла, то он сам же и оказывается соотнесенным с самим

собой, т.е. он сам себя мыслит. Поэтому энергия сущности мира, лежащая в

основе всякого движения в нем и в основе всякого события, есть самомыслящая

энергия, энергия Ума, мышление мышления. Она может быть дана в той или

другой степени материального выражения. Будучи сама по себе смысловым

отождествлением отвлеченного смысла и конкретной вещи, т.е. тождеством

логического и алогического, умная энергия может, однако, в той или другой

мере воплощаться в материи. Материальные факты могут более или менее

интенсивно организовываться по закону этой мировой чтойности. Тогда энергия

становится движением, и, смотря по силе ее воплощения, - в той или иной

степени совершенным движением. Максимальная выраженность «чтойности» в

факте, т.е. та организованность факта, когда в смысле его не содержится

ничего фактически-материального, а только – одна чтойность, иными словами,

смысловое тождество чтойности и факта, и есть то, что называется красотой

или совершенством. В красоте и содержится это самодовление выраженного

смысла, обращенного на себя и не ушедшего в беспредельность материи.

Реальное действие, или «движение», как и сама энергия, воплощением

которой оно является, есть действие или «движение» Ума, т.е. самоосознания

и самочувствия. Разрушение энергии и уход ее в материальную беспредельность

есть также разрушение и блаженного самодовления, свойственного умному

перводвигателю, и переход его от «счастья» к «несчастью», от знания к

незнанию, от блаженной самоудовлетворенности к страдающему и ищущему

страданию и самоутере. Несмотря на все судьбы перводвижущего Ума, уходящего

в то или иное материальное оформление и, следовательно, в той или иной мере

забывающего и теряющего себя самого, ум как таковой остается сам по себе

вечным и неизменным самовыражением мира, и он пребывает собранным в одну

точку и не нуждающимся во временном потоке смысловым тождеством всех

логических и алогических судеб себя самого, данных во всей полноте

блаженного самодовления. Космос с его звездами – умными силами – есть

вечный покой мировой блаженной чтойности в себе и для себя одной.

«Через искусство возникает то, формы чего находятся в душе», - сказал

Аристотель в своем знаменитом труде «О душе»[5]. Неясно, заложены ли они в

пассивном разуме наряду с формами природы, или же они – создания души,

результат ее активности. Согласно Аристотелю, «искусство частью завершает

то, чего природа не в состоянии сделать, частью подражает ей»[6]. Обычное

производство дополняет природу. Формы искусства – это подражания (мимесис)

формам бытия как естественным, так и искусственным, это подражание тому,

что происходит в реальной жизни. Несмотря на то, что Аристотель назвал

искусство подражанием, он оговорился, что художник волен выбирать предметы,

средства и способы подражания. Т.е. он оставил большой простор и для

художественной деятельности. Точно неизвестно, какие виды искусств

Аристотель отнес к подражательным. Им упоминаются изобразительные

искусства, поэзия и музыка, но анализируется лишь поэзия, или искусство

слова.

Поэтика – это наука о поэзии и название одной из работ по эстетике

Аристотеля. В сохранившейся части Поэтики рассматривается в основном

трагедия. Посредством сострадания и страха трагедия очищает страсти. О

сострадании и страхе как главных переживаниях зрителей трагедии Аристотель

говорит неоднократно. Эти эмоции, по его мнению, называются неожиданностью,

переломом. Например, в «Эдипе» Софокла вестник приходит к Эдипу объявить,

кто тот есть на самом деле, и тем самым избавить героя от страха, но в

действительности достигает противоположного. При этом страх может быть

вызван при условии, что трагический герой не слишком сильно отличается от

зрителя, ибо страх – это переживание за подобного себе. Сострадание же

может быть вызвано лишь к герою, страдавшему незаслуженно, поэтому в

трагедии перемена, перелом в судьбе героя должны вести не от несчастья к

счастью, а от счастья к несчастью, и причиной этого должна быть не

порочность человека, а «большая ошибка». Только такое действие, думает

Аристотель, может вызвать в душах зрителя и страх (трепет) – путем

отождествления себя с трагическим героем, и сострадание. Поэт в трагедии

доставляет зрителям удовольствие – «удовольствие от сострадания и страха

через подражание им»[7]. Это действие трагедии на зрителей характеризуется

также как очищение – катарсис.

По Аристотелю цель катарсиса (или «очищения») – возбудить, напрячь

аффективную способность человека, извлечь наслаждение именно из

преступления будничной меры аффекта, из нарушения границы «нормального» в

аффектах путем «сострадания и страха». Чтобы постигнуть сам процесс

очищения, следует выяснить, что Аристотель понимал под трагедией, страхом и

состраданием.

1. Внутренние особенности трагедии по Аристотелю.

А). Что есть трагедия?

По Аристотелю очищение души является одной из целей и одним из

следствий трагедии. Он дает трагедии такое определение: «Трагедия есть

подражание действию важному и законченному, имеющему [определенный] объем,

[производимое] речью, услащенной по-разному в различных ее частях,

[производимое] в действии, а не в повествовании, и совершающее посредством

сострадания и страха очищение подобных страстей»[8]. «Услащенная речь» -

это речь, имеющая ритм, гармонию и напев. «По-разному в разных частях»

означает, что в одних частях это услащение совершается только метрами

(частными случаями ритмов), а в других еще и напевом. Речь и музыкальные

часть – средства подражания, зрелище – способ; характер – то, что нас

заставляет называть действующие лица каковыми-нибудь, это склонности людей;

мысль – это то, в чем говорящие указывают на что-то конкретное или выражают

суждение более или менее общее.

Аристотель говорит, что «начало и как бы душа трагедии – именно

сказание и [только] во вторую очередь – характеры»[9]. Он подчеркивает, что

из всех моментов, входящих в трагедию, «самое важное – состав происшествий,

так как трагедия есть подражание не людям, но действию и жизни, счастью и

несчастью, а счастье и несчастье заключается в действии, и цель [трагедии]

– какое-нибудь действие, а не качество». В этом смысле трагический миф (или

сказание), как картина действий, резко противопоставляется изображению

характеров. Характеры – это и есть как раз то самое, что создает в людях их

качество. А трагические поэты «выводят действующих лиц не для того, чтобы

изобразить их характеры». Но миф не есть и изображение мыслей. Аристотель в

весьма краткой формуле высказывает подлинную разницу, существующую между

мифом, с одной стороны, и изображением характеров и умонастроения – с

другой. Подобное этой антитезе, говорит Аристотель, происходит и в

живописи. «Именно, если бы кто-нибудь без всякого плана употребил в дело

лучшие краски, то он не произвел бы на нас такого приятного впечатления,

как просто обозначив линией данное изображение». Миф, следовательно,

понимаемый как действенный символ жизни, является как бы идеальной

структурой жизни, смысловым скелетом действия, в то время как характеры и

мысли изображаемых лиц и сами они суть только эмпирическое исполнение этих

идеальных структур, причем, взятое само по себе, это эмпирическое

наполнение гораздо проще и менее интересно; оно одинаково может применяться

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Рекомендуем

Опрос

Какой формат работ для вас удобней?

doc
pdf
djvu
fb2
chm
txt
другой


Результаты опроса
Все опросы